Черный Обелиск, аккорды, история, фотографии, фотки, тексты песен
   
 


   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Ы Э Ю Я       Разные песни
1-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z      Все исполнители

 Аккорды
 Хит-парад
 Уроки игры
 Программы
 Свежачок-с
 Ссылки

Растения с противокашлевой и отхаркивающей активностью в аптеках Воронежа

Google
Поиск по сайту








Рейтинг@Mail.ru







О группе Черный Обелиск


НовостиКонцертыО группеУчастникиДискиФотографииMP3,аккорды,текстыВедущий группыСсылки


История группы Черный Обелиск


  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть первая)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть вторая)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть третья)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть четвертая)
  • ВОССТАВШИЙ ИЗ "ПЕПЛА"
  • 24 марта 2004
  • Сольная программа "12 лет спустя"

    Интервью


  • Два взгляда на группу Черный Обелиск ("РОКАДА" №5, 1993 г.)
  • Анатолий Крупнов. Памяти артиста (Амадей" № 2(11), 1997 г)
  • Мы - первые! Мы - лучшие! Мы - крутые!... Взгляд из зала.
  • "ЧЁРНЫЙ ОБЕЛИСК": ОДНА ИЗ ПРИЧИН ВОЗРОЖДЕНИЯ ГРУППЫ - ПАМЯТЬ О ДРУГЕ...

    Минута молчания


    История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть первая)

    Если произносятся слова ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК (далее в тексте - ЧО), то у любого нормального и хотя бы немного знакомого с отечественной рок-музыкой человека возникает ассоциация - Анатолий Крупнов. Да, именно этот человек является и отцом и матерью ЧО, мотором и движущей силой группы на протяжении вот уже почти 10 лет. Однозначно: не было бы Крупнова - не было бы и ОБЕЛИСКА. Поэтому неудивительно, что историю ЧО мы начинаем именно с истории Анатолия Крупнова.
    А началось это все в те "далекие", почти легендарные времена, когда ни то что играть тяжелую музыку, но и просто слушать ее было опасно. В то время, когда на "загнивающем" Западе набирали силу такие группы как Metallica, Slayer, Anthrax и множество других, в Советском Союзе (тогда еще наша страна называлась именно так) все было тихо и спокойно, как в Багдаде. В средствах массовой информации распространялись пресловутые "черные" списки групп и исполнителей, которые могли своей музыкой оказать дурное воздействие на неокрепшие умы советских пионеров и комсомольцев; милиция с помощью всех имеющихся под рукой средств следила за чистотой нравов подрастающего поколения; люди, занимающиеся рок-музыкой, обвинялись во всех мыслимых и немыслимых грехах (их называли и сумасшедшими, и предателями, и приспешниками Запада, и еще различными, ну просто непечатными, словами) и т.д. и т.п.
    Но советский андеграунд жил. Жил и боролся. 99%, ЛЕГИОН, ЧЕРНЫЙ КОФЕ, КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА в глубоком подполье, в подвалах и Домах культуры, начинали ковать отечественное железо. КРУИЗ и АРИЯ уже готовились ударить по ушам всем тем, кто еще не проснулся. Счастливчики неизвестно какими путями доставали записи Black Sabbath, Deep Purple и той же Metallic`и, и соседи, жившие рядом с такими людьми, в очередной раз хватались за голову и бежали звонить в милицию. Андеграунд жил. Андеграунд боролся. Андеграунд верил в победу.
    Именно в это время простой московский паренек Анатолий Крупнов, наслушавшись Deep Purple и Nazareth, загорелся желанием создать свою группу.
    Анатолий Крупнов родился 24 марта ("Черный день календаря," - считает сам Крупнов) 1965 года. Как и все нормальные дети Толя учился в школе. "Да, было такое дело, - вспоминает он теперь. - Школа №279 имени А. Т. Твардовского. Причем до восьмого класса включительно, был, можно сказать, круглым отличником, что для нашей школы было вещью необычной. У нас средний выпускной балл был порядка 3,8. И это при всем при том, что 100% поступаемость в ВУЗ`ы. Т. е. нас "щучили" так, что дай Бог..." С восьми лет Крупнов учился в музыкальной школе по классу скрипки, а кроме того, занимался еще и легкой атлетикой.
    "Когда мне было лет 12-13, дед подарил мне семиструнную гитару, - говорит Крупнов. - Я сразу переделал ее в шестиструнку. Причем аккорды мне никто не показывал; я их подобрал сам. Оттого у меня и постановка пальцев неправильная. Учительница в музыкальной школе ругалась очень, потому что совершенно разная постановка пальцев на скрипке и на гитаре. И гитарная постановка очень сильно "ломает" скрипичную... Как только вычислил аккорды, начал орать во дворе песни. МАШИНУ ВРЕМЕНИ, ВОСКРЕСЕНЬЕ, блатняк какой-то... Вот тогда, наверное, и появилось желание создать свою группу... А первую гитару жалко. Ее у меня какие-то хулиганы отняли... Потом сколотили свою школьную группу. На обычную аккустическую гитару со звукоснимателями я поставил басовые струны, и получился мой первый "крутой" инструмент. Я даже весь состав той группы помню. Стучал Макс Румянцев (он и сейчас периодически выскакивает в разных музыкальных проектах ), соло-гитаристом был Леша Кукушкин, на ритм-гитаре играл Вовка Царев... Позднее я пошел в Дом пионеров и встретил там человечка, который собственно и определил то, что я буду музыкантом. Его звали Игорь... А вот фамилии не помню. Он вел вокально-инструментальный ансамбль. Вел с совершенно конкретной целью: собрать группу и халтурить (на свадьбах, праздниках и т.д.). Вот таким-то образом лет в 14 я свой первый четвертной и заработал. (По тем временам - это 10 бутылок портвейна.) Это было круто! Я "торчал" от себя самого! Тогда я понял, какой это кайф - зарабатывать деньги самому..."
    В 15 лет Крупнов закончил музыкальную школу. "На выпускной экзамен пришли люди из музыкального училища, - вспоминает Толик, - и сказали, что берут меня не глядя, завернутого, с одной только специальностью, т. е. ни сольфеджио, ни музыкальную литературу сдавать было не надо. Только специальность и все, они берут меня в училище. Но маменька воспротивилась. Сказала: "Зачем тебе это нужно? Вот будешь как все, инженером... А то что это такое: музыкант? Несолидная профессия..." ( Вот пример случая, когда мама бывает неправа, - автор.) Ну вот так я и не поступил в музыкальное училище." По другому сложилась судьба Крупнова в общеобразовательном плане. По окончании восьми лет обучения Толя попал в физико-математический класс той же школы. ("Как меня занесло в физ.-мат. - сам не знаю!"), который он и закончил со средним баллом 3,4.
    Складывается впечатление, что Анатолий Крупнов был в те времена примерным пай-мальчиком, который хорошо учился, ходил в музыкальную школу и занимался спортом. Но так ли это было на самом деле? "Да нет, - откровенничает Крупнов. - У меня вообще, по большому счету, судьба Джека Лондона. Т. е. я ходил в музыкальную школу и играл на скрипке, потом возвращался, шел с братками в магазин, покупал портвейн и "гасился" на улице. Это была сплошная цепь противоречий, вещей несовместимых просто абсолютно. Вообще, человек, играющий на скрипке, не может иметь такое количество шрамов на лице и на руках, как у меня, ни практически, ни теоретически. Опять же, сваливать с уроков в школе подговаривал всех тоже я. Да и еще множество противоречивых вещей. Т. е. сплошные противоречия, сплошные. Я делал в принципе то, что я хотел, но старался, чтобы это не влияло ("гасилово" я не имею в виду ) на других людей. Не вмешиваться в жизнь других людей - этого принципа я придерживаюсь до сих пор. Более того, это часть моей философии..."
    А что слушал в те времена "противоречивый" Крупнов? "THE BEATLES я по большому счету никогда не любил, - говорит он, - ROLLING STONES в то время - тоже. У меня была маленькая пластиночка, на которой было написано: "Вокально-инструментальные ансамбли", и на одной стороне там был какой-то фанк, а на другой - две песни DEEP PURPLE. Потом у моего приятеля Славки появился кассетник (по тем временам - очень редкая штука), и он почему-то первым делом записал NAZARETH. И мы слушали это просто часами. Затем "Рыжий" (еще один мой приятель) назаписывал себе кучу всего: практически весь QUEEN, весь DEEP PURPLE и тот же самый NAZARETH. Как ему удавалось все это доставать - я не знаю. Потом я очень плотно "подсел" на YES, JETHRO TULL, на старый GENESIS. Вообще, то, что в классическом понимании называется HEAVY METAL, я впервые услышал когда мне было лет 19. Это были вещи AC/DC "Hell`s Bell`s" и "Rock`N`Roll And Ain`t Noise Pollution". Потом услышал группу BLACKFOOD. И самый классический вариант я услышал году в 1985. Это была команда WARRIOR. Кассету с этой записью мне принес приятель из института. Он же дал мне послушать в 1986 году YNGWIE MALMSTEEN`а... От BLACK SABBATH я в те времена просто плевался. Мне принесли их концерт (году в 1985), и я не мог понять: как же это так, ведь эти люди не умеют ни играть ни петь! За что же их уважать? И плевался я изрядно. Т. е. у меня было академическое скрипичное образование, и о SABBATH я думал примерно так: нет места недоноскам. Все, что я слушал до этого - было построено на классике; а это был ROCK`N`ROLL в чистом виде. Тогда я этого понять не мог. Только потом, уже услышав AC/DC, я еще раз повнимательнее переслушал BLACK SABBATH, услышал их другие альбомы, и очень сильно завис на их музыке..."
    После школы будущий лидер ЧО (видимо, следуя желаниям своей мамы) поступил в МАДИ, где и проучился 3 года... на первом курсе, который наш герой так и не закончил. ("Вот, а то строил бы сейчас дороги..." - вздыхает Крупнов.)
    Когда Крупнову исполнилось 18 лет, в его жизни произошло одно немаловажное событие. Толик: "Один мой приятель, Леша Новичков, подарил мне на день рождения бас-гитару. Это была полуакустическая MUSIMA. Так я и получил свой первый настоящий инструмент..." Что ж, надо сказать Леше огромное спасибо, иначе неизвестно, сколько бы еще мыкался Анатолий в поисках своего "оружия". Интересно, а откуда же взялось такое желание: играть именно на бас-гитаре? И откуда взялось желание петь? "Бас-гитара... Это скорее от обратного, - говорит Крупнов. - Я ведь скрипач. А скрипка - это высокий звук. Меня же всегда тянуло к низкому звуку. Сколько я себя помню (да и матушка мне рассказывала), я любил басовые партии. У нас дома было огромное количество опер и т.д. И я выискивал в них самые низкие партии, доставая всех ими до печенок. Т. е., человек поет басом арию (где-то минуты три), и я гоняю этот кусочек множество раз подряд. Пластинки после этого слушать было невозможно: до и после арии на диске образовывались канавы... Да и еще мне казалось, что бас-гитара - это самый "мужчинский" инструмент... А петь... Я же всегда пел. Еще во дворе песни орал под гитару..."
    После "окончания" института (а точнее - после того как учеба была заброшена в дальний угол), Крупнов поменял множество профессий. Он был и плотником, и бетонщиком, и сварщиком, и ведущим дискотеки... Затем он оказался на кафедре физики в Московском Авто-Механическом Институте (МАМИ), где и обосновался в должности учебного мастера. К тому времени у Крупнова были уже достаточно длинные волосы. И вот именно на почве "волосатости" он сошелся с еще одним учебным мастером по имени Слава, который работал на той же кафедре. В свободное от работы время Слава играл на гитаре. Он и предложил Анатолию зайти в клуб, который находился напротив института, чтобы "разведать обстановку" на предмет зачисления в какую-нибудь группу. Вот таким образом в декабре 1984 года Крупнов впервые появился в клубе фабрики "Шерсть-сукно", расположенном недалеко от станции метро "Электрозаводская". В клубе действительно существовала группа, и для полного состава ей недоставало только (о счастье!) бас-гитариста. Естественно, что им и стал наш герой. Группа называлась ПРОСПЕКТ, и в ее состав входили: Михаил Рыбников - вокал, саксофон; Евгений Кудрявцев - клавишные; Евгений Ковалевский - соло-гитара; Константин Денешкин (по прозвищу "Костыль") - гитара; Николай Агафошкин - барабаны. Звукооператором ПРОСПЕКТА был Женя Чайко, а светооператором - брат "Костыля" Андрей Денешкин, по прозвищу "Батюшка". Запомните три последние фамилии! И запомните, когда они впервые появились в нашем повествовании. (Немного отклоняясь от нити нашего рассказа, можно заметить, что сейчас Рыбников играет на клавишах в группе ДЕМАРШ; Кудрявцев играл в САМОЦВЕТАХ, а затем поднимал свой проект BLACK RUSSIANS; Ковалевский сейчас в ВИРТУОЗАХ МОСКВЫ у Спивакова. Вот с кем доводилось играть Крупнову!)
    Итак, полный надежд, Толя Крупнов уверенно и с радостью шагнул в новый 1985 год.
    ПРОСПЕКТ выступал со своей программой на различных мероприятиях ( День Города и т.п.). Музыку группы можно было бы назвать джаз-роком, если бы она не была сильно примитивизирована. И, вполне возможно, что никакого ЧО никогда бы и не было, не начни Крупнов писать песни. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что "писать" - это громко сказано. Просто на кафедре к Толику подошел один из ребят, знавший о его занятии музыкой, и дал ему вырванный из какой-то книжки лист со стихами. Практически сразу у Крупнова родилась музыка на этот текст. "Своего в этой вещи почти ничего не было, - говорит Толик. - Это была дань традициям. Но было очень приятно слушать сочиненную тобой музыку, когда она аранжирована и разложена по партиям. К тому же, приятно было впервые почувствовать себя главным и говорить: кому, что, где и как играть..."
    Ребята сделали эту песню, что и привело к расколу в рядах группы. В результате Крупнов, Агафошкин, "Костыль", Женя Чайко и "Батюшка" отпочковались от ПРОСПЕКТА. К ним присоединился Николай Коробов, игравший в том же клубе на гитаре. Вся эта братия начала "наруливать" свой материал. Вернее, "наруливал" один Крупнов, а остальные только воплощали в жизнь его идеи. А что же ПРОСПЕКТ? ПРОСПЕКТ, лишившись своего ядра, тихо-мирно умер. И больше о нем не вспоминали.
    Оставшись со всем аппаратом на той же базе, ребята во главе с Крупновым написали четыре вещи (само собой разумеется, что пел сам Толик) в рок`н`ролльно-хардовой стилистике. Эти песни даже были записаны на двухканальный магнитофон. "Опять же, в этой музыке не было ничего своего, - вспоминает Крупнов. - Все тексты были не мои, гармоническая основа - тоже, а сыграно было достаточно традиционно. У нас не было даже стилистики как таковой. Т. е. я писал то, что пишется, ориентируясь на свою музыкальную память. А как эти вещи будут выглядеть в результате - я сам не имел ни малейшего представления..."
    Пора было подумать о названии для группы. Задача оказалась не из легких. Ребятам пришлось долго мучиться над этим. И вот в один прекрасный день все встало на свои места. Крупнов: "Почему именно ЧО? Это ассоциативно, подспудно. Мы совершенно четко представляли, что название должно быть массивное, основательное. А здесь: "ОБЕЛИСК" - что-то строгое, холодное, изящное, тонкое; "ЧЕРНЫЙ"- вязкое, мрачное, тяжелое, основательное... К Ремарку же это не имеет почти никакого отношения (хотя он является одним из моих любимых писателей), а если и имеет, то самое косвенное: возможно, что я именно в этот момент читал Ремарка, и, когда мы бились над названием, у меня в памяти всплыл Ремарк и ЧО... А вообще-то было множество идей по поводу того, как назвать группу: МОНУМЕНТ, еще что-то... Остальных я просто не помню. Но их было море... И даже когда я предложил ЧО, у нас была пара еще каких-то вариантов, между которыми мы колебались. Но в конечном итоге получился все таки ЧО..."
    И вот, когда все организационные вопросы были решены, ОБЕЛИСК лишился половины состава. Крупнов: "Я понял, что "Костыль" и Женька Коробов чисто ритмически не удовлетворяют требуемому уровню." Следовательно, встал вопрос о замене гитаристов. Крупнов начал поиски. "Вот именно тогда я познакомился с "Пауком", - говорит Толик. - К тому времени я работал в районе ВДНХ и ходил в магазин неподалеку от места работы. И как-то один раз я разговорился с продавщицей в этом магазине. Выяснилось, что у нее муж волосатый. Она пригласила меня в гости, и я к ним заехал. Ее мужа звали Сергей. У него я впервые услышал АРИЮ. Их самый первый альбом "Мания Величия". Я тогда поразился: как же так, люди уже записываются, а я все гитаристов ищу! Я сказал Сергею, что тоже играю, и что мне нужны гитаристы. Он ответил, что у него есть один знакомый гитарист, которого зовут как и его - Сергей, и дал мне телефон. Это как раз и оказался "Паук". Я позвонил и договорился с ним о встрече. Мы встретились в полночь (по настоянию "Паука") около двадцатипятиэтажного дома на ВДНХ и очень долго разговаривали. В конце концов я договорился встретиться с ним на следующий день дома у Жени Чайко."
    У "Паука" к тому времени уже была своя команда КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА, в которой он играл на гитаре. Вторым гитаристом был Юрий Алексеев. Вот именно с Алексеевым "Паук" и пришел жарким летним днем 1986 года домой к Жене Чайко, где их поджидал Крупнов. Это была поистине историческая встреча. Сейчас можно с уверенностью утверждать, что не будь ее тогда - не было бы и того самого ЧО, который любили и любят тысячи людей. Ведь в тот день "Паук", сам того не подозревая, создал ядро будущего ОБЕЛИСКА, познакомив Крупнова с Алексеевым. И если Крупнова можно назвать мотором ЧО, то Алексеев - это уж никак не меньше, чем ходовая часть. Неслучайно, что из классического состава группы до сегодняшнего дня "дожили" только эти два человека. Поэтому сейчас мы немного отвлечемся от непосредственной истории ЧО и углубимся в историю Юрия Алексеева, впоследствии получившего прозвище "Алексис".
    Юрий Алексеев родился 25 февраля 1965 года в Москве. Учился в школе, бренчал на гитаре и играл в футбол. (Вообще, среди музыкантов, играющих тяжелый рок, существует привязанность к спорту. Так, например, Lars Ulrich из METALLIC`и играл в теннис, Steve Harris из IRON MAIDEN - в тот же футбол. Можно привести еще десятки примеров. Но вернемся к Алексееву.) Причем в спорте Юра достиг значительных успехов. Он выступал в составах нескольких столичных юношеских команд, наиболее известной из которых был "Локомотив". Следует заметить, что два приятеля Алексеева по футбольной секции сейчас выступают в основном составе московского "Спартака".
    После окончания восьми классов, Юрий поступил в железнодорожный техникум. Это событие совпало с крутым поворотом в его жизни, потому что именно в это время Алексеев познакомился с музыкантами из группы 99%. Он стал заходить к ним на репетиции. Работа группы так захватила Юру, что он твердо решил делать свою музыку. Вопрос о жанре не стоял. Естественно - только тяжелый рок!
    Для начала нужно было приобрести "орудие производства", т. е. электрогитару. Ведь до этого в распоряжении у Юрия была только акустика. Проблема решилась очень просто: гитара была куплена у все тех же 99% (не зря Алексеев посещал их репетиции). Итак, в 1981 году Алексеев за 180 рублей купил свою первую электрогитару. Это была уже "игранная" ALFA. Но это была настоящая гитара! И Юра с усердием принялся "укрощать" этот инструмент. Доходило до того, что он репетировал по восемь часов в день, не забывая однако и о футбольных тренировках. Но, естественно, что интерес к футболу стал заметно затихать.
    В 1982 году одногруппник Алексеева по техникуму, узнав, что Юра мечтает о карьере рок-звезды, предложил ему встретиться с одним своим знакомым по имени Сергей. Из рассказа приятеля Алексеев понял, что Сергей - это гитарист, собирающий (или уже почти собравший) свою группу. Короче говоря, такой же "завернутый" на тяжелом роке человек как и сам Юра. "Почему бы не встретиться? А вдруг из этого что-нибудь выйдет?" - подумал Алексеев.
    Встреча произошла у Театра Сатиры. К Юре подошел парнишка лет семнадцати с гитарой в руках. "Он был одет в майку, шорты и ботинки как у Остапа Бендера, - со смехом вспоминает Алексеев. - И еще, кроме того, на нем была огромная соломенная шляпа. В общем, видок по тем временам был просто сногсшибательный, если не сказать шокирующий." "Сергей," - представился парень, протягивая Юрию руку. Так в далеком 1982 году впервые встретились Юрий Алексеев и Сергей Троицкий, известные ныне под партийными псевдонимами "Алексис" и "Паук".
    "Паук" произвел на меня тогда большое впечатление, - говорит Алексеев. - У него в голове бродили глобальные мысли о всесторонней металлизации советского общества, о тотальной тяжелой атаке на "Совок" и куча всего такого прочего..." При более близком знакомстве (которое наверняка не обошлось без пива) выяснилось, что Троицкий уже практически сколотил свою группу и начал делать какой-то материал. Алексеев и Троицкий попробовали сыграть вместе, и после первой же совместной репетиции Юра был безоговорочно принят "Пауком" в его группу, которая называлась не то ВИЙ, не то КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА. Дело в том, что название менялось несколько раз в течение пяти лет. Видимо "Паук" никак не мог выбрать, что больше подходит к его музыкальной ориентации: ВИЙ или КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА. Окончательно же название закрепилось только в 1986 году. Кстати, следует отметить, что в 1982 году вместе с "Пауком" и Алексеевым играл барабанщик Вадик "Морг", впоследствии "бомбивший" в группе МАФИЯ.
    Репетиции КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА (или ВИЯ?) проходили во Дворце Пионеров на Бабушкинской. Музыка стала отнимать у Алексеева все больше и больше времени. Поэтому с футболом пришлось "завязать" (о чем, впрочем, Юра сейчас нисколько не жалеет). Мастерство Юры росло от репетиции к репетиции. За свой кропотливый труд в области гитарного совершенствования он получил от "Паука" прозвище "Тед Нюджент" (Ted Nugent- известный хардовый гитарист). Группа подготовила небольшую программу и даже дала несколько концертов. Но альянс просуществовал недолго. Что-то не сложилось внутри коллектива, и Алексеев ушел.
    В период с 1983 по 1984 год Юра пытался работать с разными командами, названия которых сейчас и сам не помнит. Но долго он нигде не задерживался. То его не устраивал уровень игры своих коллег, то не сходились характерами, то еще что-то...
    Помимо ежедневного истязания гитары, Алексеев занялся продажей аппаратуры. На этой почве он встречался с весьма известными ныне в металлических кругах людьми: Алик Грановский (МАСТЕР), Антонио Гарсия (ШАХ), Михаил Жемчужный (экс-ШАХ) и др. Это сегодня их многие знают. А тогда все они только начинали. Веселое было время!
    Жизнь продолжалась. И вот в 1984 году Алексеева призвали в армию. Отправился будущий гитарист ЧО в далекую Читу, где и "оттрубил" два года в ВВС. "Ох уж эта армия! - сетует "Алексис". - Там я потерял 60% техники игры. Если бы не армия, то как бы я сейчас играл!"
    В начале 1986 года, радуясь, что служба осталась в прошлом, Алексеев вернулся домой. Жалея о двух потерянных для музыки годах, Юра принялся наверстывать упущенное. Совмещая работу электромонтажника в метро с гитарными упражнениями, "Алексис" быстро реанимировал свои навыки и умения. Восстановив музыкальную память, Алексеев связался с "Пауком". Без лишних разговоров "Паук" принял его в свою команду (которая к тому времени уже точно называлась КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА). Начались репетиции. На одной из них Троицкий сказал Алексееву о том, что один его знакомый басист по имени Толик ищет гитаристов для своей группы, и что этот Толик предложил ему (Троицкому) попробовать поиграть вместе. Юра решил пойти с "Пауком". Вот таким образом Алексеев с "Пауком" оказались в конце июня 1986 года дома у Жени Чайко.
    Крупнов: "Я поставил им нашу запись (те самые четыре рок`н`ролльно-хардовые вещи, которые были записаны еще с "Костылем" и Коробовым) и предложил наложить на нее соло. (Т. к. ни "Костыль", ни Коробов соло играть не умели, то, естественно, таковое на записи отсутствовало. Да я и сам тогда очень плохо понимал, что такое соло, и как вообще его можно играть.) Пока "Алексис" пытался что-то там наиграть и наложить, "Паук" долго и вдохновленно гнал "телеги" по поводу того, что у нас все клево, что у нас есть аппарат, что мы с Агафошкиным неплохо играем, и что они с "Алексисом" вроде как согласны к нам присоединиться, но только группа будет называться КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА. Т.е. такой вот хитрый ход - я пойду к тебе в группу, но только буду главным. А мы в то время вроде бы уже определились и с названием, и с лидерством. Так что не склеилось у нас с ним..."
    А что же Алексеев? Он тоже не присоединился к Крупнову, т. к. его музыка показалась Юре слишком легкой по сравнению с тем, что Алексеев хотел делать. В то же время у "Алексиса" назрел конфликт и с "Пауком", т. к. музыка КОРРОЗИИ его тоже не устраивала. Где же выход? Юра нашел его. Он просто взял и собрал свою группу, грозно озаглавив ее МАСТАДОНТ. Эта группа обосновалась в школе недалеко от станции "Медведково". Репетиции проходили всего по разу в неделю, что Алексеева опять же не устраивало. МАСТАДОНТ просуществовал полгода (лето-зима 1986 года). До концертов дело не дошло. Развал МАСТАДОНТА был связан с уходом Алексеева в ЧО. Но об этом чуть позже. А пока...
    Да, хотя Крупнов и остался тогда ни с чем, но именно в тот день зародился ЧО, который буквально через несколько месяцев завоюет души всех металлистов Москвы, а всего через год заставит заговорить о себе чуть ли ни весь андеграунд Союза.
    Итак, поиски гитаристов продолжались. Однажды Крупнов забрел на концерт группы МИСТЕР ТВИСТЕР, который проходил в саду им. Н. Э. Баумана. Там он познакомился с парнишкой по имени Миша. Поговорили, попили пивка и разошлись. Через некоторое время один из приятелей Крупнова по прозвищу "Хенк" сообщил Толику, что у него есть знакомый, которого зовут Миша "Дихлофос", и что этот Миша вроде бы играет на гитаре. Крупнов заинтересовался этим сообщением и взял у "Хенка" телефон "Дихлофоса". После звонка выяснилось, что это тот самый Миша, с которым Толик познакомился в саду им. Н. Э. Баумана. Ребята попробовали сыграть вместе. Всем понравилось, и "Дихлофос" (кстати, по-человечески его звали Михаил Светлов) стал первым гитаристом ЧО. (Вскоре прозвище "Дихлофос" было забыто. Светлова "переименовали" в "Ботаника", что было связано с "похожестью" Михаила на Паганеля (героя романов французского писателя Жюля Верна). "Похожестью" чисто субъективной, т. е. Светлов, как и Паганель, постоянно все терял, постоянно куда-то не туда шел и т.д.) Потом появился "Ужас". "Я не помню кто его привел, - говорит Крупнов. - "Ужас" безумно меня поразил тем, что он играл с приглушкой, а я даже не представлял, как можно из гитары извлекать такой звук. "Ужас" пришел, и я ему сказал, чтобы он что-нибудь сыграл. Он сыграл, и у меня просто снесло крышу! Ведь я, как любой нормальный мальчик, закончивший музыкальную школу, пытался просчитать в каком размере он играет. А "Ужас" играл полную шару от балды и еще, вдобавок, постоянно съезжая вниз по грифу. Позже выяснилось, что у него тоже полный завал с чувством ритма... Но тогда я подумал: "Ух ты, круто-то как!" Все, взяли его в группу!" А теперь внимание! Вряд ли вы сможете где-нибудь еще найти эту информацию. "Рассекречиваем" фамилию "Ужаса". Этого человека звали Юрий Анисимов. Правда, в группе его так никто не называл. Для всех он был просто "Ужас". (Историю появления прозвища "Ужас" раскрывает Толик: "Уже на самых первых репетициях проблемы Анисимова с ритмикой стали просто "резать" мне слух. Однажды, прямо во время исполнения песни, я сорвался и заорал в микрофон: "Юрка, ты играешь - просто ужас!!!" Так и пошло: "Ужас", "Ужас"...)
    Итак, состав укомплектован, и наконец-то ОБЕЛИСК приобрел строгие очертания. Официальная дата образования группы - 1 августа 1986 года. ЧО образца лета 1986 года выглядел следующим образом: Анатолий Крупнов - бас-гитара, вокал; Николай Агафошкин - барабаны; Михаил Светлов - гитара; Юрий "Ужас" - гитара. Причем в группе не было соло-гитариста как такового. Светлов и "Ужас" постоянно делили соло-партии между собой. (Более того, такая ситуация сохранилась вплоть до середины 1988 года, когда состав уже несколько трансформировался.) Кроме самих музыкантов к ОБЕЛИСКУ можно с уверенностью отнести и людей, постоянно работавших с группой. А таковыми являлись звукооператор Женя Чайко и светооператор "Батюшка". Группа по-прежнему работала на той же базе и, кроме всего прочего, имела полностью свой собственный аппарат, что по тем временам было вещью исключительной, если не сказать уникальной.
    Итак, у ЧО было название, был стабильный состав, и теперь пришла пора писать свой материал (естественно, что четыре вещи, сделанные до этого, были забыты как слишком примитивные). Чем ребята и занялись. И тексты и музыку писал практически один Крупнов, а "коллеги по работе" все это воплощали на практике. Можно твердо сказать, что к тому времени Крупнов уже стал лидером среди играющих с ним людей. "Я становился лидером, потому что для этого были все предпосылки, - говорит Толик. - У меня за плечами была музыкальная школа. Я представлял себе, как можно сделать песню, как она будет звучать. Я очень хорошо слышал гармоническую основу. К тому же, у меня очень хорошая музыкальная память... Например, Кольке Агафошкину я вообще все показывал от и до. Единственная вещь, куда я никогда не лез - это соло-партии..."
    Началось... Первой композицией ОБЕЛИСКА стала вещь под мрачным названием "Апокалипсис", в которой Крупнов размышляет о последствиях последней земной бойни. Дальше последовала песня под одноименным названием "Черный Обелиск". А потом Толика словно прорвало. Стихи посыпались просто градом. "Троянский конь", "Абадонна", "Болезнь". Музыка тоже не заставляла себя ждать. Остальные ребята из группы еле успевали за своим лидером. Все работали на износ...
    Порепетировав всего лишь полтора месяца, ЧО уже появился на сцене. Этот первый концерт состоялся 23 сентября 1986 года прямо на базе, в клубе "Шерсть-сукно", в паузах между дискотекой. "Я могу по пальцам пересчитать всех людей, которые были на первом концерте, - говорит Крупнов. - Был "Хенк", "Мамонт", может быть был "Стив", покойный ныне Олег Царев (басист ЛЕГИОНА) и еще один известный тусовщик "Слейд". Ну и конечно было море всякого дискотечного народа. Но все-таки нас заметили..." На этом концерте ОБЕЛИСК отыграл все пять вещей, которые уже были в его репертуаре. Все выступление заняло не больше 30 минут. Но это был концерт! Группа выдержала боевое крещение... Каковы были ощущения Крупнова после первого выступления его детища? "Если бы были резко отрицательные отзывы, то я не знаю, чем бы все это кончилось, - откровенничает Толик. - Тогда я даже и мысли не допускал, что мы действительно станем настоящей группой. Для меня это было хобби, ну, допустим, как некоторые марки собирают, т. е. если кто-то из людей к тому времени уже определился (те же 99% или ЛЕГИОН); у них были свои фэны, они четко знали, на что они работают, то я - нет. Абсолютно нет..."
    К счастью, отрицательных отзывов не было. Даже наоборот. После концерта к Крупнову подошел Царев и предложил вступить ОБЕЛИСКУ в московскую Рок Лабораторию, которая являлась в те времена бастионом андеграунда. Крупнов дал согласие, и через несколько дней комиссия во главе с Царевым приехала на базу к ЧО. Ребята сыграли им свой материал, и группа была принята под знамена Рок Лаборатории. Что это давало ОБЕЛИСКУ? Самое главное - это то, что теперь группа приглашалась на все сборные концерты, проводимые под эгидой Рок Лаборатории. Однако у Крупнова свои соображения на этот счет: "Честно скажу: нас стали приглашать на сборные концерты скорее всего потому, что у нас был аппарат - по тем временам вещь достаточно редкая." Но как бы там ни было, ОБЕЛИСК начал выступать. В этих сборных сейшенах, помимо ЧО, обычно участвовали 99%, ЛЕГИОН, КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА, МАРТИН и ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ (две последние группы появились практически в одно время с ОБЕЛИСКОМ, с разницей буквально в две недели). К тому времени в обойме у ЧО была уже еще одна вещь под простым названием: "Полночь". Крупнов: "Я сидел дома. Совершенно один в огромной трехкомнатной квартире. Была уже ночь, но спать мне совершенно не хотелось. Я выключил свет, ходил по комнатам, смотрел в окна... И вот я очутился в комнате, которой очень боялся в детстве (в этой комнате умерла бабушка, и когда я был маленький, то забегал туда на секундочку, кричал: "Я не боюсь!", а затем пулей выбегал обратно). Подспудно этот детский страх остался во мне. Когда же я оказался в этой комнате, то на меня как-то сразу накатила волна подсознания, и я достаточно быстро написал "Полночь"... Вообще, те вещи, которые пишутся сразу, в конечном итоге и получаются наиболее удачными..." С того времени Женя Чайко стал записывать практически все концертные выступления группы. Именно благодаря этому человеку мы можем слушать сейчас старый ОБЕЛИСК.
    А концертов было множество. ДК "Коммуна", несколько концертов в МЭЛЗ`е, ДК им. Войтовича... Вот именно с ДК им. Войтовича и связан один из наиболее значительных эпизодов в истории ЧО. Это был пятый концерт группы. У ОБЕЛИСКА уже появились поклонники (кстати, среди первых фэнов ЧО были и такие известные ныне в тусовке люди, как Саша "Хирург" и Дима "Саббат"), и их число стремительно росло от концерта к концерту. Концерт как всегда прошел "на ура", и уставший Крупнов спустился со сцены. И тут он столкнулся с пареньком, лицо которого показалось ему знакомым. "Привет! Ты меня помнишь? - спросил Толика этот парень. - Я - Юра Алексеев. Мы с тобой там-то и там-то виделись. Теперь я буду твоим гитаристом." После такого заявления Крупнову оставалось только медленно сползти вниз по стенке... Да, недаром говорят, что наглость - второе счастье. Заметим: иногда бывает и так, что это счастье не только для тех кто "наглеет", но и для сотен людей вокруг.
    "На следующий день после этого концерта, - вспоминает Крупнов, - "Алексис" позвонил мне и, опять же, нагло спросил: "Ну что, когда мне приезжать на репетицию?" И это несмотря на то, что у меня уже укомплектованный состав! Ему это было безразлично! Он хотел играть у меня на гитаре, а на остальное ему наплевать!" Но, хотя состав и был укомплектован, проблемы внутри коллектива существовали. Крупнов: "Женя Чайко был "повернут" на звуке (он до сих пор таким остался), и его страшно раздражала гитара Светлова. Дело в том, что она все время свистела просто до абсурда. Что только Женька ему ни советовал: съемники парафином залить и т.д.... И вот, после того как "Алексис" позвонил, у нас была репетиция. Она началась в два, а Мишке я сказал, что она будет в четыре. В два к нам приехал "Алексис", мы его послушали, и он уехал. В четыре приехал Светлов, и мы начали репетировать... А на следующей репетиции, когда мы шли от метро к базе, Мишка стал говорить мне, что у него ничего не клеется, что беда с гитарой и т.д. "Что ты мне посоветуешь?" - спросил он. И я ему посоветовал... Не играть больше. Вообще никогда. И он ушел... Начали репетировать с "Алексисом". Он как-то очень быстро все схватил, да и с чувством ритма у него все было абсолютно в порядке... В общем, это был человек "то, что надо".
    Надо было делать новые вещи. И тут перед Крупновым встал один очень непростой вопрос: о чем писать? "Саша Елин (человек, который писал стихи АРИИ, МАСТЕРУ и еще ряду групп, - автор) меня всегда подкалывал, - говорит Толик. - Он говорил: "Ну смотри, у тебя строчка: "Ужас и муки, страданья и страх", так я это растаскиваю на четыре разные вещи по тематике: одна - ужас, вторая - муки и т.д. О чем же ты потом писать будешь?" И я действительно задумался: о чем писать?" И тут на счастье Крупнову попался сборник стихов французского поэта Шарля Бодлера "Цветы зла" (книга, которую каждый уважающий себя металлер просто обязан прочитать!). "Я прочитал и так прокайфовал,.. - вспоминает Толик. - Потом несколько раз перечитал и отметил вещи, на которые очень легко ложится музыка и которые по смыслу подходят нам..."
    Первой вещью на стихи Бодлера стала песня "Вступление". Вот тут и проявил себя в полной мере новый рекрут группы Алексеев. Основной гитарный рифф к "Вступлению" был написан именно им. После этого была написана музыка к стихам "Фантастическая Гравюра". В своем первом варианте эта вещь отличалась достаточной оригинальностью, а именно: в начале песни Крупнов выходил на сцену со скрипкой в руках и под акомпанимент гитары исполнял задумчиво-грустную мелодию. Крупнов: "Идея со скрипкой возникла неожиданно. Во-первых, я умею играть на скрипке, а во-вторых, тогда никто и представить себе не мог, что тяжелую музыку можно играть со скрипкой. Это сейчас есть такие группы, а тогда..." Однако в роли скрипача Крупнов выступил всего на двух концертах. А потом скрипку в его руках сменила более привычная для зрителей бас-гитара, и вступление к "Фантастической Гравюре" приобрело вид басового соло.
    А что было с музыкой ЧО? Крупнов уже точно знал, по какому пути должна двигаться группа? "Да нет, - говорит Толик. - Я в то время был еще страшно необразован в тяжелой музыке. А наши песни... Все становилось более очевидным по мере того, как я слышал новые коллективы. Например, METALLICA я в первый раз услышал только в конце 1987 года. ("Это я его к METALLICA приобщил!" - до сих пор "гордится" Алексеев.) И я как-то не стремился слушать. Тот же самый Сережка Комаров (в то время - барабанщик ЛЕГИОНА, - автор), мы, естественно, знакомы были, говорил мне, что песня "Черный Обелиск" очень похожа на 1983 год METALLICA. Я отвечал, что может быть, но я не слышал METALLICA вообще!.. Соответственно, чем больше я слушал разной музыки, тем больше мне открывалось ходов... Но, может, это и хуже. Если бы я вообще не слушал тяжелую музыку, то, возможно, я насочинял что-нибудь совсем улетное... А так, в принципе, во всех наших вещах того периода можно выявить тенденции. Естественно, свое что-то есть, но и влияния заметны. Можно даже отследить по нашей музыке: какие группы мне нравились и в какой момент... Опять же, "Полночь" чем-то напоминает ACCEPT. И таких аналогий можно провести множество..."
    Итак, Алексеев удачно влился в коллектив, и к материалу группы прибавилось еще две вещи. Пришла пора распространить по городу запись ЧО. Что и было сделано. Этот первый магнитофонный альбом ОБЕЛИСКА был записан в начале декабря 1986 года в ДК "Красный Октябрь" и озаглавлен, как и первая вещь, написанная Крупновым в составе ЧО - "Апокалипсис". По словам самого Крупнова, "Апокалипсис" был сделан в тягучей спиритической манере BLACK SABBATH (помнится, когда-то он от них изрядно плевался). "Конец света" начинался с мрачного "Вступления" - вещи, в которой перемалывались все возможные человеческие пороки и будущая расплата за них. Текст этой песни давал слушателям ясное представление о том, какой ужас предстоит им ощутить в дальнейшем. Перед мысленным взором человека, прослушивающего "Апокалипсис", предстает целая галерея мук и страданий: тема войны в "Апокалипсисе"; страх перед неизвестностью в "Полночи"; скитания человеческой души, ищущей ответы на вечные вопросы, в "Болезни"; людская глупость в "Троянском Коне"; мрачный библейский сюжет в "Фантастической Гравюре"; и,о пять же, тема войны в "Абадонне". Музыка была под стать текстам: тяжелая, мрачная, почти физически давящая на тело и психику. (Следует заметить, что практически все темы, поднятые Крупновым в 1986 году, ОБЕЛИСК продолжает развивать и сейчас. Правда, характер самих стихов значительно изменился. Смысл стал менее завуалирован, более доступен для восприятия. Но об этом позже...)

    После концерта в ДК "Красный Октябрь" ЧО сменил базу. Теперь группа обосновалась в ДК "Коммуна" на "Тульской". "Это было ужасно! - вспоминает Алексеев. - После шести часов вечера там включалось промышленное напряжение на 240 В, и у нас постоянно горела вся аппаратура." Именно в связи с этим группа через некоторое время покинула "Коммуну".
    К концу 1986 года ЧО уже поставил на уши большую часть андеграунда Москвы. Все новые фэны вставали под штандарты Крупнова и компании. Это уже был успех! И успех немалый.
    Последним в уходящем году выступлением группы стал концерт в ДК "Медик", где в одной обойме с ОБЕЛИСКОМ играли ЛЕГИОН и МАРТИН. А дальше...
    Дальше настал 1987 год - год успеха и полного триумфа ЧО. "Да, в 1987 году мы были королями," - говорит Крупнов. К нему присоединяется и Алексеев: "1987 был самый подъемный. Тогда мы хорошенько наподдали всем. Ситуация была такова: все стремились играть как можно быстрее, а мы - как можно тяжелее и мрачнее... Этим, наверное, мы всех и обставили."
    А с чего же начался 1987 год? Начался он для ОБЕЛИСКА тем, что Крупнов продолжил развитие "бодлеровской" темы. Появились песни "Литании Сатане" (кстати, основной рифф к ней написал опять же Алексеев) и "Сплин". Затем Крупнов написал музыку к стихотворению "Неотвратимое". "Эта вещь была наворочена до безумия, - вспоминает Толик. - MEKONG DELTA просто отдохнула бы! В "Неотвратимом" было около десяти музыкальных тем (сказывалась давняя любовь к YES и GENESIS)." Однако, "Неотвратимое" слушатели могли услышать только на одном концерте. Больше эта песня не исполнялась. В чем причина такого "неуважения" к этой композиции? Видимо в том, что исполнение "Неотвратимого" было связано с большими техническими сложностями, и добиться качественного звучания просто не удавалось. А лажать ОБЕЛИСК не хотел. В это же время у Крупнова начал рождаться замысел написания концептуальной композиции, в которой должны были отразиться все лучшие музыкальные моменты из материала ЧО. Впоследствии этот замысел воплотился в жизнь в виде инструментала, озаглавленного "Цветы Зла".
    В начале года была предпринята попытка записать "студийный" "Апокалипсис". Женя Чайко и "Батюшка" сконструировали девятиканальный магнитофон и попробовали произвести запись. Однако, качество этой записи получилось, мягко говоря, слабенькое. Никто из ребят не знал, как записывать барабаны. Да и к тому же, магнитофон постоянно отказывал. В общем, получилась сущая белиберда. До наложения вокала дело так и не дошло... Тогда ОБЕЛИСК поступил проще. Группа отстроила через пульт звук и записала на базе "живьем" все песни из первого магнитофонного альбома, прибавив к ним "Черный Обелиск" и "Литании Сатане". Эта запись дошла до наших дней и представляет сейчас большую редкость.
    Вновь начались выступления. А в феврале группа впервые отправилась на гастроли в заграничный ныне город Вильнюс. В одной обойме с ЧО ехали группы, не имеющие практически никакого отношения к их стилистике. Это были ВА-БАНК, ЦЕНТР, НИКОЛАЙ КОПЕРНИК. Вся акция проводилась под эгидой Рок Лаборатории. ОБЕЛИСК закрывал концерт. Литовцы - они вообще люди спокойные (порой даже до такой степени, что кажутся со стороны "тормозами"), но и среди них нашлись некоторые любители потрясти буйными головушками. Ну конечно, это была не Москва, но и в Вильнюсе ОБЕЛИСК заметили. После этого путешествия и начался один из самых удачных периодов в существовании ЧО.
    По возвращения из Вильнюса группа отыграла несколько концертов, которые прошли при полном ажиотаже. Однако, несмотря на это, ОБЕЛИСК решился на отчаянный шаг. Крупнов: "Мы решили проверить: действительно ли ЧО стал популярен? Мы выждали момент, когда будут выступать 99% (а они были в то время королями тяжелого рока), и бабахнули в это же время свой концерт в другом месте. И на 99% был полупустой зал, а у нас был просто лом! Тогда я понял, что люди идут именно на ОБЕЛИСК... После этого случая (была же вечная драка за то, кто будет хэдлайнером) практически все концерты закрывали мы. Я не помню, чтобы было иначе. Т. е., если сейчас на концертах люди кричат: "КОРРОЗИЯ!", то тогда почти все кричали: "ОБЕЛИСК!..."
    Группа начала давать огромное количество концертов. ЧО выступал по 8-10 раз в месяц. Кроме того, каждый месяц ОБЕЛИСК выезжал на гастроли, а бывало, что гастроли проводились по 2-3 раза в месяц.
    Но вместе с успехом пришли и проблемы. И эти проблемы создал "Ужас". "Мы начали подумывать о замене гитариста, - говорит Крупнов, - т. к. "Ужас" уже достал до такой степени, что выносить его было невозможно. Да он и сам говорил, что хочет играть более жесткую музыку, хочет "затрешевать". Вопрос повис в воздухе..." И тут на горизонте появился... Михаил Светлов. Выяснилось, что после ухода из ЧО он прослушивался в ЛЕГИОНЕ и собирался связать свою судьбу с этой группой, но старых товарищей не забыл и, узнав о проблемах, возникших у ОБЕЛИСКА, решил снова влиться в состав ЧО. За полгода Светлов здорово подучился играть, да и со звуком у него стало все в порядке. К тому же, у "Ботаника" сложились дружеские отношения с Крупновым. (Как выяснилось, Светлов родился и вырос в подъезде напротив дома, в котором в то время жил Крупнов. Оказалось, что мама "Ботаника" очень хорошо знала тещу Толика, и они часами трепались с ней по телефону. Вот ведь как бывает!) В общем, вопрос решился сам собой, и Светлов снова стал гитаристом ЧО.
    А что же "Ужас"? "Ужас" покинул группу и присоединился к московской треш-группе МАФИЯ . Однако, и с этой командой Юра проработал недолго. Отколовшись от МАФИИ (которая, как известно, бессмертна) "Ужас" вообще пропал с рок-сцены и отошел от музыкальных дел. По последним слухам, Юрий "Ужас" (который сейчас, наверное, никакой ни "Ужас", а просто Юрий Анисимов) собирался уезжать в США. Но уехал он или нет - неизвестно...
    Что ж, вернемся в 1987 год. Итак, смена гитаристов прошла практически безболезненно. Концертная деятельность не приостанавливалась ни на минуту. Светлов быстро разучил весь репертуар ОБЕЛИСКА и занял место на сцене. С приходом "Ботаника" музыка ЧО вышла на новый, более профессиональный уровень. Миша внес в группу свежую струю, и ребята с новыми силами бросились штурмовать андеграундовые круги.
    К этому времени из концертного сета ЧО исчезли песни "Вступление", "Болезнь" и "Троянский Конь". Т. е. они иногда еще звучали в программе, но это случалось крайне редко. В основном же исполнялись "Апокалипсис", "Абадонна", "Полночь", "Черный Обелиск", "Цветы Зла" и вещи на стихи Бодлера: "Литании Сатане", "Сплин" и "Фантастическая Гравюра". Начиная с середины 1987 года такой подбор песен оставался практически неизменным.
    И вот тут-то появилось то, чем ОБЕЛИСК окончательно сразил всех. Появилось знаменитое шоу ЧО. Появился "Папа" - огромный (в полчеловеческого роста) фосфорирующий и вращающийся череп с глазами-лазерами; появился скелет на барабанах; появились чумовые пиротехнические и световые эффекты. Крупнов: "Идея создать шоу появилась давно. Это воплотить в жизнь ее удалось только в 1987 году. Мы стали неплохо зарабатывать на концертах (рублей по 500 в месяц, и это в то время, когда зарплата инженера составляла 230-250 рублей), и у нас появилась возможность кое-что купить. "Папу" нам слепила художница ("За 100 рублей," - вставляет точный "Алексис"), которая жила неподалеку от меня. Фосфором он покрывался в одном из театров. (До чего же бредовый видок был у меня, когда я вечером на руках "вытаранивал" этого "Папу" из театра!) Лазеры прикупил и вмонтировал ему в глазницы "Батюшка". И "Батюшка" же сделал так, чтобы он поворачивался. Т. е. там все было на дистанционном управлении, его, естественно, не надо было руками крутить. Появились у нас на концертах и магниевые вспышки. Мне было просто жалко Сережу Дрогавцева (нашего пиротехника)! Все эти вспышки он испытывал по ночам в Битцевском лесопарке. А предугадать, что может случиться, было невозможно. Поэтому Сережка всегда ходил опаленный и обоженный. Но зато и результаты этих опытов были потрясающими... Тогда такое шоу было только у нас. Народ просто угарал на концертах..."
    А что это были за концерты! Это было настоящее театральное действо. Перед самым началом выступления, голос, идущий из самых глубин преисподней, на фоне волчьего воя и свиста ветра возвещал о том, что на сцене сейчас появится действительно ЧО. Между песнями не было пауз - они заполнялись различными звуковыми эффектами: рев огня, удары колокола, гомон толпы, шум дождя, бой часов, стоны сонма бесплотных теней, рвущихся на свободу, и, конечно же, фирменный крик Крупнова: "ЧО приветствует своих болельщиков!!!" перед исполнением одноименной песни. Но это еще не все. Перед песней "Абадонна" Толик демонстрировал свои познания в литературе, цитируя на фоне пожара и набата строки из произведения Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". В конце выступления музыканты устраивали просто безумную какофонию звуков (во время которой Крупнов забирался на колонки, стоявшие у края сцены, а потом спрыгивал с этой высоты обратно к своим товарищам), обрывающуюся оглушительным взрывом, от которого у зрителей нередко закладывало уши. Это фэны слышали. А что же они видели? ОБЕЛИСК на сцене - умри все живое! На фронт-мене - майка с черепами по бокам (эта реликвия до сих пор хранится в фэн-клубе группы). Вместо ремня для бас-гитары - цепь. За Крупновым стоит "Папа" и, поворачиваясь, сверлит зал своими глазами-лазерами. На барабанах висят череп и рука скелета. Агафошкин и Алексеев одеты в фирменные майки с лого ЧО (эти майки были выпущены "кустарно" на деньги группы в количестве всего пятидесяти штук, и до наших дней "дожила" лишь одна). И завершает картину Светлов, облаченный в кожу и джинсу, с гитарой в форме автомата. Вся эта братия, освещаемая множеством ламп, прожекторами и вспышками от взрывов (не зря Сергей Дрогавцев ходил обожженным!), безумно вращает головами и при этом как-то умудряется извлекать из инструментов звуки, которые приводят публику в полный экстаз... Одним словом - чума!
    Немало восторгов вызывала у фэнов гитара "Ботаника", сделаная в форме автомата. Какова ее история? Крупнов: "В Союз привезли две такие гитары. Одна из них сразу же "ушла" куда-то в Казахстан, а вторую хотел взять себе Андрей Большаков из МАСТЕРА. Но, т. к. МАСТЕР в то время был как бы "филармоническим" коллективом, и у них были более жесткие цензурные рамки, то Андрей понял, что у него будут проблемы, если он выйдет на сцену с гитарой в форме автомата. Тут-то ее Светлов и перехватил. Нам-то что было терять?! Мы с черепами, костями и прочими штуками, еще и автомат "до кучи"..."
    Вскоре ОБЕЛИСК впервые появился на большой сцене. Это произошло следующим образом: к нам в страну приехала финская панк-группа SIELUM VILJET, и в качестве "сопровождающих" к ним был выбран именно ЧО. Их совместное выступление произошло в Измайловском зале тяжелой атлетики и имело заметный резонанс.
    28 апреля 1987 года ЧО отправился на гастроли в грузинские города Цхалтубо и Кутаиси. "Нет, нет, - протестует Крупнов, - это были гастроли не ОБЕЛИСКА, а Юрия Алексеева." Что ж, тогда предоставим слово "Алексису": "В Цхалтубо мы приехали рано утром. Прямо на станции нас встречала группа товарищей (мы были первыми гастролерами в этом городе), которые и вручили нам огромную бутылку портвейна. Мы долго ждать не стали и тут же ее выпили. Ну, а дальше на меня "накатило" и я начал "чудить". Сам не знаю, что на меня нашло... В общем, я стал агитировать жителей, чтобы они отсоединялись от СССР, чтобы закупали в Турции оружие, еще какую-то ерунду. Когда мы проходили мимо Райкома, я залез на столб (сам не пойму, как у меня это получилось) и начал орать: "Да здравствует свободная Грузия без Советской власти!" Грузины снизу мне в ответ: "Да здравствует Юра! Давай еще!" Что было дальше - помню плохо... Когда проснулся и вышел покурить (мы жили в дачных домиках), то ко мне стали подходить какие-то люди, которые жали мне руки, поздравляли, называли "молодцом"... Я пытался вспомнить, что такого натворил, а когда вспомнил - ужаснулся. Думал: сейчас меня и повяжут. Но все обошлось..."
    К выступлению группы были выпущены огромные афиши, на которых помимо состава ЧО было черным по белому написано: "Тяжелые ритмы, яркое шоу, световые эффекты, высокое исполнительское мастерство, зрелище, доведенное до драматизма, металл, металл и еще раз металл предлагает Вашему вниманию ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК." На всех шести концертах группы в зале на самых почетных местах сидели партийный "вождь" с женой. Вечерами, после выступлений, ОБЕЛИСК приглашался на банкеты, где тосты произносил председатель Райкома КПСС...
    А вот что думает Крупнов по поводу "политической" деятельности Алексеева в Цхалтубо: "Надо было видеть этих грузин, которые никогда не видели человека с длинными волосами, а тут еще этот человек вытворяет такое... Наверное, из-за "Алексиса" Грузия и отсоединилась. Народ послушал его и повелся..." "Это были самые лучшие гастроли до распада ЧО," - подытожил Алексеев. А кто думал, что он скажет что-либо другое?!
    А потом в архиве ОБЕЛИСКА появился первый видеоклип. Крупнов: "В Москву приехали французы снимать фильм о русском роке (тогда ведь это все модно у них было), и Рок Лаборатория предоставила для этого несколько групп, среди которых были и мы. Так все и получилось..." Для клипа ЧО избрал одну из самых популярных своих песен - "Полночь". Видеоряд начинался с крупного плана полной луны. Затем появлялись ребята из ОБЕЛИСКА, которые рассекали на мотоциклах по ночным улицам города. Потом они приезжали на свой же концерт и выходили на сцену... Что ж, видеоклип - это был уже немалый прогресс.
    Следующим этапом в истории группы стала смена репетиционной базы. "Работать в "Коммуне" было просто невозможно! - жалуется Крупнов. - Это их дурацкое напряжение на 240 В постоянно все обламывало..." На сей раз ЧО осел в Мекке столичного рока - ДК им. С. П Горбунова. Легендарная "Горбушка" на долгое время стала пристанищем ОБЕЛИСКА.
    В это время кому-то в голову пришла идея сдать на тарификацию. И ЧО предстал перед глазами опытной и компетентной комиссии. Крупнов: "Да... Сидят толстые дядьки и тетьки, а мы перед ними как идиоты... В общем, отыграли "Полночь", "Фантастическую Гравюру" и "Вступление", нам пожали руки и сказали, что мы молодцы..." "Вместе с нами тогда сдавали ШАХ, ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ и БРИГАДА С, - добавляет Алексеев. - Все мы получили вторую среднюю ставку. Это означало, что за концерт каждый из нас должен получать по 7 рублей и 50 копеек..." Но мы то знаем, что на самом деле каждый из ребят получал в среднем по 50 рублей за концерт. А тут 7.50! Но, однако, теперь группа стала официально профессиональной и могла зарабатывать себе на жизнь концертами.
    Летом Крупнов и Алексеев решили поступить в музыкальное училище. В отделение Гнесинки. Зачем они захотели это сделать - неизвестно. Но такой эпизод имел место быть. Характеристику нашим героям подписал Юрий Маликов (отец известного ныне Дмитрия Маликова). С этим документом в кармане и с гитарами в руках Крупнов и Алексеев оказались перед дверьми, за которыми их ждали суровые экзаменаторы. Крупнов вошел первым. "Попытался сдать экзамен, - вспоминает он, - но ничего не получилось... Я был с похмелья и как-то не до музыки было..." Однако то, что его не приняли, разозлило Толика. Он переругался со всей комиссией и вышел, хлопнув дверью. Алексеев, увидев, что Толик выходит, смело шагнул вперед. "В дверях Крупнов успел мне шепнуть: "Не говори, что ты из ЧО, т. к. я с ними поругался," - рассказывает "Алексис". - Когда меня спросили: "Где Вы играете?", я ответил, что в группе МАРТИН. (Они даже не поняли с первого раза. "Как, как? МАРТ?", - смеется Алексеев.) Я сыграл им три вещи: Баха, блюз и еще что-то. Они сказали, что все это очень просто. "Не нравится - не надо," - ответил я и ушел..."
    Да, с музыкальным училищем не получилось... Но зато как получалось с концертами! "У нас всегда были полные аншлаги! - говорит Крупнов. - И несмотря на то, что мы выступали буквально через каждые три дня, зал был постоянно переполнен..."
    Чтобы обеспечить своих фэнов новой записью, ЧО выпустил свой второй магнитофонный альбом. Эта запись была смонтирована из пяти концертов, проходивших в ЦДТ. Т. к. добрая половина композиций, вошедших в этот альбом, была написана под впечатлением от стихов Бодлера, то вопрос о названии программы было не сложно решить. Альбом был назван "Цветы Зла", так же, как и сборник стихов французского поэта. Эта программа по праву считается классической для ОБЕЛИСКА периода 1986-88 годов. В ней были представлены как уже известные по первому альбому вещи ("Апокалипсис", "Абадонна", "Полночь", "Фантастическая Гравюра"), так и не записанные ранее ("Литании Сатане", "Сплин", "Цветы Зла", "Черный Обелиск"). Следует отметить: несмотря на то, что это была концертная запись, остается только поражаться чистоте звучания группы и слаженности в игре музыкантов. В то время многим группам было наплевать на звук. Огромное количество людей стремилось на металлические концерты. Этот стиль был свежим, новым для фэнов. Казалось бы, кто в зале будет думать о качестве звука? И большинство групп, работающих в этом стиле, "чесали" под волну, зарабатывали себе деньги даже не задумываясь о чистоте своего звучания. ЧО же всегда думал о своих фэнах и всегда уважал их. И это справедливо не только для 1987 года. Так же обстоит дело и сейчас. Бывали случаи, когда ОБЕЛИСК отказывался выступать на площадках только из-за того, что на них нельзя было выстроить хороший звук. И ни один концерт не начинается до тех пор, пока ЧО не уверен в том, что звук будет чистым и полным. "Все, что связано с музыкой, для меня свято," - говорит Крупнов. И это не просто слова. Это действительно так...
    Возникает вопрос: а почему ОБЕЛИСК ни разу за период 1986-88 годов не выпустил студийного альбома? "Ну, во-первых, тогда не было такого количества студий, как сейчас, - говорит Толик. - Были студии "Мосфильм", "Гостелерадио", "Видеофильм", еще что-то, но там постоянно кто-то писался. Образно говоря: Муслим Магомаев, Лев Лещенко, другие коллективы... А, во-вторых, я бы не смог собрать нужного количества денег на запись. Я пил тогда очень много. И все деньги уходили в кирялово..."
    Запись "Цветы Зла" дошла до "краев и самых окраин" Союза. Группу услышали в самых отдаленных уголках страны, и ребята окончательно утвердились в роли королей отечественного тяжелого рока. "Но мы были королями андеграунда, - уточняет Крупнов. - По большому счету королями были КРУИЗ, ЧЕРНЫЙ КОФЕ, АРИЯ и подобные им коллективы. Это от того, что ими занимались профессионально и занимались профессиональные люди. Тот же самый Мотя Аничкин или тот же Векштейн - это профессионалы очень высокого класса. И если они раньше ездили с ПОЮЩИМИ СЕРДЦАМИ и т. д., то все эти пути-дорожки остались, и Векштейн остался Векштейном, только теперь он возил АРИЮ..."
    Однако, несмотря на отсутствие профессионального менеджмента, ОБЕЛИСК сумел тогда собрать вокруг себя такую команду технического обеспечения, какую даже на сегодняшний день не имеет ни одна российская группа. Техники, осветители, пиротехники, светооператор, звукооператор в зале, звукооператор на сцене... Все эти люди четко (с точностью до секунды!) знали: что, когда и как нужно делать. Шоу было продумано до мелочей, и сбоев практически никогда не было.
    Концерты, фестивали, гастроли... ОБЕЛИСК безостановочно набирал обороты. А как складывались отношения внутри группы? Как относились музыканты друг к другу? Как они жили вне концертов, вне репетиций? Крупнов: "В плане музыки был мой достаточно жесткий диктат. Т. е. если я говорил, что надо играть так, то все так и играли. Практически все вещи я писал сам. Я приносил готовую музыку, и все делалось под мою диктовку. Бывали лишь редкие исключения (ну, например, "Вступление" или "Литании Сатане"). Сложно было работать с "Алексисом". С ним всегда сложно, потому что он человек сложный. Очень сложный. Надо его хорошо знать, тогда с ним можно работать. В противном случае - это нереально. А вне музыки... Колька Агафошкин жил своей жизнью и с нами практически не общался. А вот мы с "Ботаником" жили душа в душу! Мы с ним общались как друзья. Я очень часто зависал у него на квартире и жил там неделями... "Алексис" же "Ботаника" никогда не любил. Не знаю почему, но отношения у них не складывались вообще никак... С деньгами же Агафошкин обращался очень аккуратно и практично. "Алексис" тоже тащил все в семью. А я... в мешки под глазами..." Алексеев: "Отношения... Не знаю. Со Светловым я практически не общался. Вообще, отношения с ним у меня не клеились. С Крупновым... От случая к случаю. Коля Агафошкин вне музыки с нами почти не виделся. Он был старше нас всех, у него уже была семья, двое детей. Все свободное время он находился дома... Вот тогда-то и начал возникать конфликт между Крупновым и Агафошкиным. Крупнов много пил (а уж в 1988 году это приняло просто катастрофические размеры), и это сказывалось на работе группы. Кольку это, естественно, не устраивало, т. к. ему нужно было семью кормить... Я не говорю, что мы там сами святыми были. Нет, по молодости пили все. Но Крупнов явно перебирал. И обстановка внутри группы стала постепенно накаляться... А с музыкальной стороны... Я был единственным в группе, на кого Крупнов не кричал. Потому что он знал, если на меня сильно накричать, то я просто развернусь и уйду из ЧО. А терять меня, как гитариста, он, по-моему, не хотел." Итак, как видно, несмотря на успех, внутри группы начали возникать проблемы. И со временем ситуация только обострялась... Обострялась все сильнее и сильнее, и в результате привела ЧО к трагическому концу...
    Но это случится потом, а пока ОБЕЛИСК продолжал активную деятельность, и никто не мог даже предположить, что чуть больше, чем через полгода, все это закончится.
    Подошел к концу успешный 1987 год. ЧО не возлежал на лаврах успеха и не останавливался на достигнутом. Все так же много концертов, все так же много гастролей. Полным ходом шла работа над новыми песнями. Готовилась новая программа.
    Наступил 1988 год. ("Вместо всего 1988 года можно нарисовать одну огромную бутылку," - вздыхает Алексеев.) С самого начала года у ОБЕЛИСКА был просто "лом" с поездками. Группа практически только и гастролировала. Города мелькали, как в калейдоскопе. Эти выезды даже начали мешать работе: не оставалось времени для написания новых вещей. Несколько почти готовых композиций пришлось оставить на стадии завершения. В их число входили песни: "Рокер", написанная Крупновым, "Крысолов", на стихи нашего соотечественника Иосифа Бродского и "Меч", на стихи голландского поэта Эмиля Верхарна. (Да, не удивляйтесь: это тот самый "Меч", который вы можете слышать на альбоме "Стена" 1991 года. Только в те времена эта песня была аранжирована совсем по другому. Это была очень длинная и тяжелая баллада в духе METALLIC`овского "Welcome Home (Sanitarium)".) А что уж говорить о тех композициях, которые бросались в самом начале или в середине! И таких вещей было множество...
    Естественно, что концертная программа группы изменилась. Она очень напоминала "Цветы Зла", но имелись и значительные отличия. Так, например, исчез практически весь бодлеровский цикл. Из выступления вылетели вещи "Сплин" и "Фантастическая Гравюра". Их заменили "Серый Святой", "Аве, Цезарь" и "Женщина В Черном". "Песню "Аве, Цезарь" я знал года с 1987, - говорит Крупнов. - Это же не моя вещь. Ее написал бард по фамилии Симаков. Единственное, что требовалось - это аранжировать ее, чтобы она подходила к нам. Что я и сделал. Заменил несколько слов и все. Проблем с этой вещью не возникало, т. к. я "вынашивал" ее очень давно. А когда уже поднадоела мистика, я написал "Серый Святой". У меня произошла очередная стычка с милицией и... Так "Серый Святой" и получился. Т. е. изначально эта вещь действительно была о милиции (почему я собственно и беру на концертах "под козырек"), а уже потом переросла в песню про всю систему, т. к. Милиция - это слишком узко... Затем написал "Женщина В Черном". Уже не помню в связи с чем..." Таким образом, костяк новой программы выглядел так: "Апокалипсис", "Абадонна", "Литании Сатане"

    Автор: Locksmith










  • Путешествия

    искать в аптеке
    список лекарств
    искать в аптеке
    список лекарств
    найти лекарство
    список лекарств на букву ..
    список лекарств на букву ..









    Ссылки



















    О сайтеАккордыХит-парадПоискУроки ФорумыИщу песню
    ПрограммыСвежачок-сПодпискаСтатьи
    --
    Яндекс.Метрика