Черный Обелиск, аккорды, история, фотографии, фотки, тексты песен
   
 


   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Ы Э Ю Я       Разные песни
1-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z      Все исполнители

 Аккорды
 Хит-парад
 Уроки игры
 Программы
 Свежачок-с
 Ссылки

Сpедства, нормализующие микpофлоpу кишечника в аптеках Воронежа

Google
Поиск по сайту








Рейтинг@Mail.ru







О группе Черный Обелиск


НовостиКонцертыО группеУчастникиДискиФотографииMP3,аккорды,текстыВедущий группыСсылки


История группы Черный Обелиск


  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть первая)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть вторая)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть третья)
  • История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть четвертая)
  • ВОССТАВШИЙ ИЗ "ПЕПЛА"
  • 24 марта 2004
  • Сольная программа "12 лет спустя"

    Интервью


  • Два взгляда на группу Черный Обелиск ("РОКАДА" №5, 1993 г.)
  • Анатолий Крупнов. Памяти артиста (Амадей" № 2(11), 1997 г)
  • Мы - первые! Мы - лучшие! Мы - крутые!... Взгляд из зала.
  • "ЧЁРНЫЙ ОБЕЛИСК": ОДНА ИЗ ПРИЧИН ВОЗРОЖДЕНИЯ ГРУППЫ - ПАМЯТЬ О ДРУГЕ...

    Минута молчания


    История ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА (часть вторая)

    "Аве, Цезарь", "Женщина В Черном", "Полночь", "Цветы Зла" и "Черный Обелиск". Было придумано ориентировочное название нового магнитофонного альбома и сделаны несколько эскизов для обложки. Если бы дело дошло до записи, то альбом озаглавили бы "Серый Святой". Почему именно так? Крупнов: "Просто "Серый Святой" - это одна из моих любимых песен. Из всего, что я написал. Я сам не знаю почему, но она мне дико нравится. Вот по названию любимой песни и решил озаглавить весь альбом. Но... Не дожили..."
    В конце зимы 1988 года ОБЕЛИСК принял участие в первом всесоюзном фестивале хэви-металл-рока, проходившем в городе Свердловске, и занял на нем всего 2 (!) место. ЧО уступил в борьбе за первенство ТЯЖЕЛОМУ ДНЮ. "Я даже знаю почему мы были вторыми, - вспоминает Крупнов. - Просто накануне концерта я перебрал портвейна и петь практически не мог. Голоса не было вообще..."
    А на один из концертов, проходивших в "Зеленом театре" ЦПКиО им. Горького, Крупнов выехал на белом... нет, не коне, но мотоцикле Harley Davidson. На самом настоящем Harley`е, что повергло публику в дикий восторг. "Эдик Ратников, работавший у нас техником, был заядлым байкером, - вспоминает Толик. - И, как все байкеры в то время, Эдик любил JUDAS PRIEST. А т. к. Халфорд (вокалист PRIEST`ов) выезжал на сцену на Harley`е, то Ратников предложил и мне то же самое. Сначала я отбрасывал эту идею, но потом согласился..."
    Успех, успех и еще раз успех... ОБЕЛИСК уверенно поднялся на вершину музыкального Олимпа и стал №1 в советском (по тем временам) роке. Это лишний раз доказали финальные концерты "Звуковой дорожки", проводимые летом 1988 года газетой "Московский Комсомолец". Хотя... Это была очень интересная и почти криминальная история... Читайте "страшную", ничем не приукрашенную правду. Вспоминает Юрий Алексеев: "Финал "Звуковой дорожки" проходил в "Зеленом театре" ЦПКиО им. Горького. За кулисами к нам подошли представители жюри и сказали примерно следующее: "Ребята, хотите завоевать первое место? Давайте разделим главный приз: видео - нам, а телевизор - вам. И первое место ваше." Черт его знает почему, но мы согласились..." Вот так вот! Крупнов: "Да, именно так и было... Но, с другой стороны, половина (если не больше) "Зеленого театра" была забита нашими фэнами. Людьми, которые пришли только из-за того, что там выступали мы. Так что в любом случае, как не крути, первое место было бы наше... Кстати, тогда я в первый раз увидел люберов-металлистов. Заходят этакие "колобки", в количестве человек пяти-шести: штаны-ширина, все как надо. У меня сердце опустилось. Думаю: "Все, кранты! Сейчас гитарами отбиваться будем..." А они подходят и говорят: "Ну, класс! Вы даете!"... А вообще-то таких проблем раньше море было. Это сейчас мы по телевизору светимся, и нас вроде как все знают. Можно объяснить, что к чему. А тогда... Хотя и сейчас иногда кулаками приходится работать. Благо, опыт есть..." Телевизор, полученный за первое место, ребята продали, а деньги поделили между собой. "Не пилить же его на всех!" - смеется Крупнов.
    Итак, 1988 год... Выступления в столице и поездки, поездки, поездки... В конце июля ЧО отправился вместе с группой ШАХ в очередные гастроли. Последние гастроли ОБЕЛИСКА в классическом составе... Путь лежал в столицу Молдавии (ныне - Молдовы) - город Кишинев. Но вернемся чуть-чуть назад и осветим ситуацию, сложившуюся внутри группы накануне поездки
    "Ситуация была просто катастрофическая, - говорит Алексеев. - Пьянство Крупнова приобрело огромные размеры. Бывали случаи, когда к нам приходили журналисты брать интервью и спрашивали: "Где ваш главный?" А главный в это время валялся "в стельку" пьяный где-нибудь за колонками... На концертах со стороны Толика было все больше и больше лажи. Без выпивки уже не проводилось ни одно выступление. И причем выпивка была изрядная... Женя Чайко множество раз говорил Крупнову, что он своим пьянством ведет группу к развалу. Но Толик не реагировал. Когда мы ехали в Кишинев, настроение внутри группы было ужасное. Играть уже никому не хотелось..." Теперь вернемся к самим гастролям.
    Итак, дорога в Кишинев. В поезде Женя Чайко подошел к Алексееву и сказал ему, что скорее всего - это последняя поезка ОБЕЛИСКА, что дальше так работать нельзя. Агафошкин, улучив момент, поделился с "Алексисом" своими соображениями: "Знаешь, я думаю, что Крупнов уйдет в ШАХ. Уж очень внимательно он слушал их новую демо-ленту..." Алексеев напрямую спросил у Крупнова: "Ты уйдешь в ШАХ?" Тот промолчал... (Справедливости ради надо заметить, что сам Толик протестует: "Я не знаю, кто что подозревал, но это полный бред. Я ехал в Кишинев с четким намерением: отыграть концерты, попить винца, заработать денег и вернуться домой. Вопрос о ШАХЕ возник по дороге из Кишинева...")
    В Кишиневе ЧО и ШАХ должны были отработать десять концертов. На это отводилось пять дней, т. е. по два выступления в день. Сейчас это звучит несколько странно, не правда ли? Да, веселенькие раньше были времена! Высыпав из поезда, ребята первым делом отправились дегустировать местное пиво. В процессе "опробации" было обнаружено: во-первых, что пиво ничем не хуже, чем в Москве; а, во-вторых, что пиво соседствует на прилавке магазина с портвейном "Букет Молдавии" экспортного варианта. Не трудно догадаться, чем занялись наши герои. Затем все шумною толпою повалили в гостиницу, где их ждал небольшой сюрприз. А именно: гостиница оказалось первоклассной, и головная боль по поводу "в каком сарае мы будем жить на сей раз?" отпала сама собой. В приподнятом настроении (на что, несомненно, оказали влияние и пиво, и "Букет Молдавии", и гостиница вместе взятые) "столичные знаменитости" отправились "ценить" зал, где им предстояло играть. Этим залом оказался Дворец Съездов Молдавской Коммунистической партии. Этот факт, безусловно, подлил масла в огонь хорошего настроения музыкантов обеих групп.
    А потом пришло время самих концертов. Если у кого-нибудь и были сомнения на счет того, что ОБЕЛИСК в Кишиневе не знают, то они отпали в первый же день. Публика встречала ЧО просто замечательно и знала большинство песен группы наизусть. А сценическое шоу ОБЕЛИСКА повергло зрителей в полный восторг (впрочем, как и было везде, куда приезжали Крупнов и компания). В промежутках между концертами ОБЕЛИСК и ШАХ предавались веселью и угару, чему весьма способствовали все тот же "Букет Молдавии". Пик "беспредела" пришелся на ночь между шестым и седьмым выступлениями, когда ребятам взбрело в голову искупаться при звездах и луне. Сказано - сделано, и гастролеры с шумом отправились искать место омовения. Вскоре искомое было найдено, и ночной покой города нарушился веселыми криками и плеском воды... (Осталось добавить только то, что в роли "бассейна" в ту ночь выступал фонтан на центральной площади Кишинева.)
    Гастроли шли своим ходом, и все было вроде бы как всегда, но... Но произошел инцидент, ставший последней каплей в чаше непростых взаимоотношений внутри группы. Крупнов: "Это случилось в последний день выступлений, в перерыве между девятым и десятым концертом. Мы все сидели во внутреннем дворе Дворца Съездов (где проходили выступления) и пили пиво. Вдруг один из наших техников (по понятным причинам фамилию называть не будем, - автор) набросился на меня с обвинениями, что я где-то "взял" не ту ноту, где-то не "дотянул" припев и т.п. Я тоже вышел из себя. Стал кричать: "Это не твое дело! Я сам разберусь, как мне петь! Ты вообще должен только ручки на пульте крутить!" Слово за слово, до рук дело дошло. Тут я немного "остыл" - ведь мне же еще концерт предстояло играть. Но он никак не унимался. Тогда я предложил ему отойти куда-нибудь, чтобы хоть не при всех разбираться, и мы пошли за какие-то гаражи. Когда до них оставалось дойти метра два, он развернулся, ударил меня бутылкой по голове и убежал. Пока остальные ребята со мной "копались", он прошел за сцену и разнес в щепки мою бас-гитару... Однако, последний концерт я все-таки отыграл, позаимствовав гитару у басиста ШАХА. Пришлось "давать" этакого пирата, завязав голову платком, чтобы кровь не стекала на лицо..." После этого момента уже всем стало ясно, что в группе что-то не так...
    Вернувшись из Кишинева Крупнов и сам понял, что дальше так работать нельзя, что страсти внутри коллектива накалились до взрывоопасного предела. "Я объявил каникулы, - говорит Толик, - потому что мы действительно сильно подустали. Нас уже раздражал даже вид друг друга. Ну в самом деле: нос к носу совершенно разные люди мотаются по городам практически без перерыва. А если и не мотаются, то один черт, видятся на репетициях. Такого понятия как каникулы у нас до этого вообще не существовало. Мы как начали пахать в 1986, так и поехали. Без роздыху, без отпусков. Это была работа. И работа тяжелая. Сначала было полегче: мы раскручивались, раскручивались. А потом... Потом уже нельзя было свалить на то, что плохое настроение или рука болит. Тебе платят за это деньги - будь любезен их отрабатывать... Перерыв был необходим. И тогда я думал, что месяц-полтора - это как раз нормально. Отдохнем друг от друга... Ну а вышло вот как..."
    А вышло вот что. В группе ШАХ не было в то время басиста, и на это место пробовалось множество музыкантов. Но ни один из них не устраивал Антонио Гарсию и Андрея Сазонова. А ШАХ должен был отправиться на гастроли в Венгрию. Время шло, а музыканта все не было. И тогда Гарсия предложил Крупнову присоединиться к ШАХУ, хотя бы для того, чтобы съездить в эту поездку. Крупнов: "Я подумал, что неплохо было бы в Венгрию съездить, попить, на Балатоне искупаться. Почему бы и нет? А потом вернусь отдохнувший, ребята от меня отдохнут и опять: ЧО... По большому счету, меня Ольга Чайко (в то время - директор КРУИЗА, - автор) сманила на то, чтобы подписать контракт. Ведь работа с ШАХОМ - это были чисто контрактные обязательства, а не убеждение. Совершенно точно..."
    Итак, ОБЕЛИСК вернулся в Москву. Все ждали разрешения ситуации. Это разрешение явилось полной неожиданностью. Алексеев: "Крупнов сам ничего не сказал по поводу ШАХА. Только через неделю мы узнали, что он подписал контракт с Гарсией на полгода и решил отправиться с ШАХОМ в Венгрию. Первое чувство, которое я испытал при этом известии - неописуемая злоба на Крупнова. Злоба именно за то, что он никого ни о чем не предупредил..."
    Просуществовав ровно (!) два года ЧО распался. Это случилось 1 августа 1988 года... Это потом, гораздо позже, в 1993 году Крупнов скажет: "Я все равно знал, что ОБЕЛИСК заново сделаю, когда в ШАХ уходил...", а тогда... Тогда ОБЕЛИСК был мертв, и, вследствии разборок внутри группы, идея о воссоздании казалась неосуществимой...
    (Отвлечемся на время от последовательности нашего рассказа и перескочим сразу в 1994 год. Как сегодня участники тех событий оценивают причины распада ЧО? По прошествии шести лет, когда страсти улеглись, можно расчитывать на более или менее объективное суждение. Итак, два взгляда назад, в август 1988 года. Алексеев: "Устали все, надоели друг другу. Не развались мы тогда - дальше бы работать было еще хуже. Вообще, наверное, поубивали бы друг дружку. К тому же и алкоголь сыграл определенную роль..." Крупнов: "Усталость. Кроме того, гитаристам не нравилось то, что я писал в последнее время. Именно тогда начали проявляться зачатки музыки, которую можно услышать на "Стене" и последующих альбомах. А "Алексис" с "Ботаником" считали, что надо играть более "модно", более агрессивно... Вдобавок, у всех были свои амбиции. Если в 1986 году ОБЕЛИСК для публики был группой, в которой все равны, то в последствии это выглядело так: ЧО равно Толик Крупнов. И, наверное, "ревность" и честолюбие сыграли свою роль... А по поводу алкоголя... Я думаю, что не будь алкоголя - было бы что-нибудь другое. Алкоголь не был причиной, а скорее поводом...")
    Огромная армия поклонников группы сначала не хотела верить в распад ОБЕЛИСКА. Все считали это слухами. Слишком все было противоречиво: успех, переполненные залы, заслуженное звание №1 в отечественном тяжелом роке и вдруг... Но проходили дни, недели, а концертов, начинавшихся со зловещего волчьего воя, все не было. Фэны поняли, что правда такова: ОБЕЛИСК распался...
    Однако, даже "мертвый" ОБЕЛИСК сумел-таки еще раз всколыхнуть тусовку. Этот всплеск произошел благодаря выходу "посмертного" магнитофонного альбома группы, озаглавленного просто, но со вкусом: "Последний концерт в Кишиневе". Да, это не просто красивое название - это действительно запись с последнего концерта "старого" ЧО (того самого концерта, на котором Крупнов играл с разбитой головой и на чужой бас-гитаре). На пленке были увековечены следующие вещи: "Апокалипсис", "Абадонна", "Литании Сатане", "Серый Святой", "Аве, Цезарь", "Женщина В Черном", "Полночь", "Цветы Зла" и "Черный Обелиск". И все же вряд ли выход этого альбома стал бальзамом на души поклонников группы. Скорее наоборот - он только усилил ностальгию по "старым добрым временам"...
    Итак, тусовка проводила свою любимую группу в вечность и стала искать себе новых кумиров. Тут невольно задаешься вопросом: не связан ли быстрый взлет в тот период таких групп как КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА, Д.И.В., Э.С.Т. и массы других с тем, что в то время на нашей сцене отсутствовал ЧО? Не будем отвечать на этот вопрос. Каждый может сам проанализировать ситуацию.
    ОБЕЛИСК ушел в историю... Но жизнь продолжалась. Справедливости ради надо отметить, что 1 августа 1988 года ЧО распался еще "не совсем". Тогда это было названо "временное прекращение концертной деятельности". Ситуация четко определилась лишь спустя две недели, когда Юрий Алексеев решил собрать свой собственный коллектив. С этого момента о возрождении ОБЕЛИСКА не могло быть и речи. Слишком сильна была обида Алексеева на Крупнова, слишком сильно были натянуты отношения между ним и Михаилов Светловым. Естественно, как только появилась возможность заняться сольной карьерой, Юра решил не упустить свой шанс.
    Не обошлось и без взаимных наездов. В прессе начали появляться интервью, в которых ребята во всю поливали друг друга грязью. Крупнов сетовал на то, что гитаристы подняли "бунт" и отказывались играть его музыку, заявляя, что могут писать не хуже, а даже лучше него, в чем сам Толик глубоко сомневался. Те, в свою очередь, обвиняли его в консерватизме и диктатуре. "Он не давал нам творчески раскрываться, - говорил Алексеев. - Сам он просто "исписался", даже не мог доделать вещь до конца. При этом он отказывался от содействия других членов группы. Доходило до того, что он говорил: "Я - все. Это моя программа.", тогда, как над ней работали абсолютно все..." Однако, сейчас Алексеев признается, что далеко не все сказанное им в те дни, было правдой. "Такого диктата, какой расписывал я, не было, - говорит он. - Скорее всего, я говорил так от избытка злости на Крупнова. Причины развала ОБЕЛИСКА были в другом..." Подтверждением этих слов может являться еще одна выдержка из интервью, которое дал Алексеев в том же 1988 году: "Крупнов считал, что изменит стиль, направление... Я всегда говорил, что в музыкальном плане он - личность. Но работать с ним тяжело..." Любопытно также то, что все упорно замалчивали именно те причины, которые в основном и привели к распаду группы. Тот же самый Алексеев так комментировал события в сентябре 1988 года: "Отношения чисто человеческие перед распадом были хорошие. Мы и сейчас общаемся. Дело в том, что наша последняя программа "Серый Святой" не дала того, чего хотела публика. Массе тусовок еще было интересно слушать ЧО, мы "поиграли" бы на одном названии еще некоторое время, а потом на нас перестали бы ходить. Вместе мы уже ничего не могли сделать лучшего. Две наши первые концертные программы - "Апокалипсис" и "Цветы Зла" - были очень сильные. Третья программа тоже, конечно, интересна, но это уже совсем не то, что ожидала наша публика..." Зная все потаенные факты истории ЧО, любой может сейчас понять, как мало истины в этом комментарии.
    На самом деле, после описанных выше событий, музыканты розошлись в разные стороны, "как в море корабли" и связь между собой практически не поддерживали. Хотя, это не совсем так: Алексеев и Агафошкин еще пробовали некоторое время работать вместе. Дело в том, что в конце августа 1988 года "Алексис" решил взять лидерство на себя. Весь аппарат ЧО остался на базе в "Горбушке". Весь технический персонал группы был теперь без работы. Алексеев решил не упускать такой удачный момент и на руинах ЧО возвести ТРИУМФАЛЬНУЮ АРКУ (именно так впоследствии была названа его группа, а как появилось это название - вы узнаете чуть позже). Первым участником новой формации стал сам Юра, вторым - Коля Агафошкин. Светлову была дана отставка (что вполне понятно, если учесть отношение "Алексиса" к "Ботанику").
    Теперь у Юры был аппарат, база, барабанщик и техники. Надо было искать остальных музыкантов. Ими стали молодые, еще нигде не игравшие Саша Перцев - гитара, Саша Мамыличев - бас (позднее сотрудничал с ШАХОМ) и Алексей Левшинский - вокал. Вскоре было придумано и название. "Сначала мы хотели назваться ЧЕРНЫЙ ХРАМ, - вспоминает Алексеев. - Но однажды Крупнов предложил мне назвать группу ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА (далее в тексте - ТА, - автор). Он сказал, что ЧО еще на слуху, а т. к. у Ремарка есть произведение "Триумфальная арка", то народ, проведя аналогии от ЧО к ТА, быстрее заметит и запомнит мою группу... Я подумал, что что-то в этом есть, и проект обрел название..." Надо отметить, что были люди, советовавшие Алексееву поступить еще проще. А именно: купить у Крупнова название ЧО и играть на славе и успехе прошлых лет. Но, к чести "Алексиса", он отверг эти предложения и решил идти своей дорогой. Начинать с нуля.
    Началась работа. Но и проблемы не заставили себя долго ждать. Через месяц ребят попросили освободить помещение... Начались поиски новой базы. Задача была не из легких. Все вакантные места уже были заняты. "Беда одна не ходит." Как бы в подтверждение этой пословицы после недели, проведенной в поисках базы, Алексеева покинул Агафошкин. "Он сказал, что больше не может бездействовать, - говорит Юра, - что у него семья, а семью надо кормить. Я даже растерялся тогда. Единственный человек, которого я хорошо знаю в музыкальном плане, ушел от меня..." Вслед за Агафошкиным группу покинул Перцев и Мамыличев... После этого Николай Агафошкин вообще отошел от музыкальных дел и занялся коммерцией.
    А как сложилась судьба Миши Светлова? Как мы уже говорили, жизнь после ОБЕЛИСКА начала складываться для него не очень удачно: Алексеев не зачислил его в свой проект , и Светлов оказался за бортом. Однако он не отчаялся и (т. к. сотрудничество с супергрппой ЧО сделало из Михаила достаточно авторитетную фигуру) решил собрать свою группу, с помощью которой хотел (по словам Крупнова) "убрать по музыке и ЧО, и ШАХ, и ТА вместе взятых." Cветлов объединился со звукооператором ШАХА Славой "Электронником" и с приятелем Гарсии и Сазонова по фамилиии Ермилов. Они "обозвали" свой проект ПОЛТЕРГЕЙСТ и, доукомплектовав состав, начали наруливать жесткий THRASH. ПОЛТЕРГЕЙСТ обосновались недалеко от станции метро "Пролетарская" и занялся сочинительством собственного материала. Однако из затеи "убрать всех" так ничего и не вышло, и деятельность ПОЛТЕРГЕЙСТА ограничилась несколькими локальными концертами. А спустя некоторое время Светлов и сам покинул эту группу... С тех пор Михаил Светлов постоянно пытается пробиться на большую сцену с различными проектами. Но пока это ему не удатеся. Будем надеяться пока...
    Но вернемся к Алексееву и ТА. Итак, Юра остался только с Алексем Левшинским. Остальные участники группы покинули его. Поиски базы продолжались. Шли недели, а результата все не было. В этот момент Алексееву поступило предложение о сотрудничестве с группой ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ. Юра попробовал поиграть с ними, но дальше этого дело не пошло. " Музыка не та,"- констатировал он. Потом поступило прдложение от группы Э.С.Т. Алексеев и его отверг. Все его помыслы были направленны на сольную карьеру.
    Прошел еще один месяц, в течение которого Юра играл с техниками ЧО. Набирать новый состав ТА до того как появится репетиционная база не имело смысла. Алексеев: "Однажды Женя Чайко прдложил мне попробовать с Сергеем Комаровым (ЭКС-ЛЕГИОН - автор). Я был знаком с "Комаром" еще с 1986 года. Ведь мы тогда давали вместе с ЛЕГИОНОМ сейшены и, естественно, все друг друга знали. Я приехал к Комарову, и мы попробовали сыграть. Его игра меня совершенно не приколола, и я сказал ему, чтобы он подучился играть, а потом посмотрим. Примерно через месяц мы снова встретились с ним, и я просто поразился. Когда он начинал играть, то у меня возникало ощущение, что у него восемь ног и столько же рук. Больше у меня сомнений не было, и мы начали работать вместе..."
    Сергей Комаров начинал играть в далеком 1979 году в составе ЛЕГИОНА. Кроме него в группу входили басист Олег Царев, вокалист Алексей Булгаков и гитарист Алексей Цветков. В то время ЛЕГИОН копировал МАШИНУ ВРЕМЕНИ и ВОСКРЕСЕНЬЕ. Однако, вскоре группа заметно утяжелилась. В 1981 тоду была записана программа "Битва", выдержанная в духе DEEP PURPLE - BLACK SABBATH. По тем временам музыка ЛЕГИОНА звучала на нашей сцене очень круто. Несмотря на это вскоре после записи ЛЕГИОН развалился. Это было связано с уходом Цветкова, который был основной движущей силой группы. К Цареву, Булгакову и Комарову примкнули два гитариста: Алексей Чернышев и Сергей Стасилович. Второй магнитофонный альбом ЛЕГИОНА увидел свет в 1986 году и был озаглавлен точно так же как и запись ЧО того же года "Апокалипсис". После этого (как мы уже знаем) группа много выступала. Причем множество концертов проходило совместно с ЧО. Но вскоре ЛЕГИОН начали раздирать внутренние проблемы. В 1987 году группу покидает Комаров. ЛЕГИОН еще пытается удержаться на плаву, но безуспешно, и в марте 1989 года прекращает свое существование. Булгаков пробовал после этого вновь построить ряды ЛЕГИОНА, но долгое время это ему не удавалось. Лишь летом 1992 года его попытки увенчались успехом. А недавно ЛЕГИОН записал свой новый англоязычный альбом под названием "Крестоносцы". Но вернемся к Комарову. Он снова появился на сцене в составе группы СПЛАВ в том же 1987 году. В эту группу входили люди уже довольно известные в тусовке и по разным причинам покинувшие свои группы. Однако, сплав этих людей оказался неудачным, и команда так и не получила широкой популярности...
    Итак, в ТА появился барабанщик. Это было действительно удачное приобретение, т. к. кроме того, что Комаров великолепно владел своим инструментом, он еще помог Алексееву разрешить один из самых сложных вопросов, стоявших перед новоиспеченной группой: вопрос о репетиционной базе. Оказалось, что у Комарова есть приятель Леша Иванцов (друзья называли его просто "Цов"), который работает в Центре Информации на "Водном стадионе". Выяснилось так же, что Иванцов был страстным поклонником ЧО. Вопрос о базе был решен: "Цов" с радостью предоставил ТА свое помещение, куда и въехал Алексеев со всем аппаратом канувшего в лету ОБЕЛИСКА.
    Еще месяца через два "Алексис" нашел бас-гитариста, им стал Юрий Журавлев. ТА начала набирать обороты. Работа над программой была в самом разгаре. Чтобы не играть в кошки-мышки относительно музыкальной ориентации группы, Алексеев сказал в одном из интервью того периода: "Мне не хотелось бы повторения ЧО в точности. Хочется использовать лучшие идеи Крупнова, то есть собрать воедино THRASH, BLACK, HEAVY, HARD ROCK и сделать эксперимент в этом плане. Надо найти такой нюанс, чтобы не быть похожими на те группы, которые сейчас существуют. Первой своей задачей ставлю писать вещи не хуже, чем в ЧО. И так, чтобы все было очень необычно. И еще, музыка должна быть наравне с текстом. У нас никогда не было такого, чтобы музыка была хуже стихов и наоборот."
    Программа была подготовлена и записана в довольно короткие сроки. Эта запись появилась в начале 1989 года в виде магнитофонного альбома. Записал этот альбом Женя Чайко на четырехканальный магнитофон прямо на репетиционной базе. Программу планировали назвать "Варвары", но студии звукозаписи начали распостранять её по названию титульной вещи: "Мир-Дьявол". Музыкальный материал этого альбома представлял из себя, главным образом, добротно сделанный THRASH. Следует отметить, что вся музыка для этой программы была написана от начала и до конца одним Алексеевым. Более того, все ритм-, соло- и басовые партии были записаны самим Юрой. В качестве текстов использовались стихи классиков XVII, XVIII и XIX веков. "Мир-Дьявол" включал в себя семь композиций. В их числе были: "Мир-Дьявол", "Голос Предков", "Что Будет?", "Абадон", "Тайный Путь", "Откровение" и кавер-версия "Литании Сатане" всё того же ЧО (не зря Алексеев, ещё будучи в составе ОБЕЛИСКА, писал музыку к этой вещи). Альбом получился очень силно навороченным в музыкальном отношении. Вот уж где Алексеев смог оторваться во всю! Он был полноправным лидером, главным, человеком, который писал материал без оглядки на кого-либо. Все было сделано так, как хотел Юра. Множество ритмических сбивок, большой процент импровизации, сменяющие друг друга бесконечными потоками соло партии. Прибавте к этому по-настоящему сильный и оригинальный вокал Алексея Левшинского - вот и получится замечательный металлический альбом. Но всё-таки полноправного сплава музыки и текста не получилось. Это и неудевительно - ведь Алексеев не поэт, а музыкант. Если провести на этом альбоме процентное соотношение чистого инструментала и вокальных партий, то получится примерно 70% на 30%, соответственно. Но разве это плохо?
    Альбом записан - настала пора подумать и о концертах. Дебютное выступление ТА состоялось весной 1989 года в ДК "Прожектор". Этот концерт прходил под лозунгом "Рок против СПИДа", и помимо ТА в нём учавствовали группы КОРОЗИЯ МЕТАЛЛА, Д.И.В. и КОНСУЛ. Слушатели по достоинству оценили музыку АРКИ , и в Москве появилось большое количество поклонников проекта Алексеева. Студии звукозаписи с большим успехом тиражировали "Мир-Дьявол". В музыкальной прессе начали появляться статьи о восходящей звезде отечественного металла.
    Второй раз ТА появилась на сцене в рамках фестиваля "Железный Марш". Публика уже была достаточно хорошо ознакомлена с материалом группы и очень живо встречала команду Алексеева.
    Между тем "Алексис" начал подумывать о новой прграмме. Юра решил поэкспериментировать в музыке, и новый материал был выдержан в духе SCORPIONS. Работа над программой была прервана ещё одним, третьим, и последним в истории группы концертом. Он отгремел в кинотеатре "Комсомолец". В числе музыкантов, посетивших это выступление, был Анатолий Крупнов. В тот вечер группа была в ударе - публика в восторге. Всё складывалось как нельзя лучше. И, вполне возможно, что сегодня вся металлическая тусовка столицы дружно трясла бы хайрами в такт музыки ТА, если не... Но здесь стоит остановится.
    Описывая события, развивавшиеся вокруг Алексеева, мы совсем упустили из вида Крупнова. А ведь период работы с ШАХОМ был далеко не бесцветным в творчестве Толика.
    Началось всё с того, что Анатолий продал кое-какие вещи из реквизита ЧО. Крупнову в то время срочно требовались деньги. В числе прочего, на продажу был выставлен и знаменитый "Папа". Пылиться ему долго не пришлось, и его приобрела для своих шоу КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА. (Впоследствии они его разбили. А жаль. Высокохудожественное было произведение!)
    Итак, покончив со всем, что связывало его с ОБЕЛИСКОМ, летом 1988 года Крупнов отправился с ШАХОМ на гастроли в Венгрию. Вернувшись из этой поездки ШАХ приступил к работе над новым материалом, который по замыслу Гарсии, должен был превзойти все предыдущие работы группы.
    Как сам Крупнов оценивает период своего сотрудничества с Гарсией и Сазоновым? "Два года сплошного пьяного угара", - смеётся Толик. А если серьёзно? "Практически никакого участия в написании материала я не принимал, - расказывает Крупнов. - Всё делал Антон (Гарсия, - автор). С моей стороны было самое минимальное участие в сочинительстве и аранжировке. Т. е., даже если я и придумывал какие-то свои ходики, то на сведении этого всё равно не было слышно. Можно даже сказать, что я был сессионным музыкантом, машиной, воплощающей в жизнь идеи Гарсии. Вообще, Антону с Сазоновым было бы гораздо проще играть вдвоем, но, т. к. бас-гитара всё-таки должна присутствовать, то... То они меня и взяли."
    Период начала работы в ШАХЕ совпал для Крупнова с тем, что он серьёзно задумался о своей игре на бас-гитаре. Толик: "По уровню техники игры я до ШАХА просто не дотягивал. А тут ещё мне принесли послушать альбом группы MANOWAR "Kings Of Metal". Я поставил его и попал как раз на "Sting of The Bumbiebee". У меня просто "башню" унесло! Я всегда играл и играл себе, а на левую руку никогда особо внимания не обращал... Тут еще Гарсия меня подзадорил, сказав, что если б я играл хотя бы в половину так же, то... Я ответил: "Да что там в половину! Я так же буду играть! Даже лучше и быстрее!" После этого я серьезно взялся за инструмент и месяца через три уже мог играть то же самое, даже быстрее и чище... Кстати, все эти сольные проходы на басу, записанные познее в "Стене" и в "Игроке" - это как бы ответ Ди`Майо (басист MANOWAR - автор). Ответ достаточный и качественный, потому что соло Ди`Майо было записано с безумными накладками, а я писал "сходу", без накладок. И причем я записал свои партии всего лишь раза со второго - с третьего... Опять же, инструменталочка в альбоме "Я Остаюсь" - это тоже ответ MANOWAR. Не по скорости (мне сейчас просто скучно играть быстро, я умею это делать, так зачем это делать всегда?), а по профессионализму..."
    Тем временем ШАХ подготовил новую программу. В 1989 году группа записала этот материал на демо-ленту и отослала его в Германию. Эта лента вызвала у немцев значительный интерес, и был подписан контракт на запись альбома ШАХА в Германии. Всё складывалось просто прекрасно. Но в этот момент произошла история, поставившая запись на грань срыва. Рассказывает Крупнов - главный виновник происшедшего: "Есть у меня такая не очень хорошая черта: когда я очень раздражен или зол, то всю свою злобу я вымещаю на предметах (всё-таки это лучше, чем человеку в лицо бить). Например, на старой квартире у меня не осталось ни одного стула, т. к. я их разбивал об пол в щепки... А тут получилось так: за пять дней до отлета в Германию я (на что-то сильно зол был) жахнул кулаком в стену с такой силой, что просто пробил её. После этого рука болела страшно, но я думал, что это ушиб. Однако, болело всё сильнее, и мне пришлось на следующий день идти к врачу. Он мне сделал рентген и говорит: "У тебя, милый, перелом в трех местах". У меня опустилось все, что только могло опуститься (ведь студийное время уже было четко запланированно!)... Наложили мне гипс, и в таком виде я явился пред светлые очи Герсии и Сазонова. На вопрос: "Что случилось?", я ответил: "Руку сломал." У них тоже все сразу опустилось... Когда же мы прилетели во Франкфурт, то пришла очередь опускаться всему у менеджера. Мы сошли с самолета и он, показывая на меня, скромно поинтересовался у Гарсии: "А кто этот человек в гипсе?", на что получил ответ: "Это наш бас-гитарист..." Поэтому я писался последним. У нас было семнадцать дней на запись, и я пообещал Антону, что за два-три часа четко запишу все свои партии. Так все и получилось. Но, когда я писался, кость ещё не срослась до конца, и все эти бешенные чесовые скорости было безумно больно играть... Гарсия с Сазоновым надо мной ещё и издевались. Мы жили в одной комноте, а я, по свидетельствам очевидцев (сам-то я, естественно, не могу это проконтролировать), когда напиваюсь, то храплю. Причем храплю "козырно". И что у меня только не было написано на гипсе! И "Не храпи, сука!", и матом что-то, телефоны какие-то... Гипс был исписан весь. Полностью. Даже выбрасывать его потом жалко было..."
    Но, несмотря на все препятствия, альбом все-таки был записан. Пластинка была озаглавлена "Beware``, и в неё вошли следующие вещи: "Total Devastation", "Beware", "Coward", "Blood Brother", "Save The Human Race", "Age Of Dismay", "Thresholds Of Pain" и "Say "Hi" To Anthrax". Можно констатировать, что замысел Гарсии осуществился на все 100%: альбом получился просто потрясающим. Наверное, даже самые ярые поклонники группы не ждали от ШАХА такого слаженного и профессионально сделанного TECHNO-THRASH`а. Гарсия и Сазонов превзошли сами себя. Но не следует забывать и о Крупнове. Несомненно, что и его вклад в "BEWARE" был весьма значительным. Ведь не будь Крупнова, неизвестно, сколько бы времени еще Антонио Гарсия искал басиста, способного угнаться за бешеными скоростями музыки ШАХА.
    Итак, пластинка была выброшена на немецкий рынок. Одновременно началася концертный тур ШАХА по городам Германии. Бундесовские фэны очень тепло приветствовали нашу группу на всех площадках, где выступали Гарсия и компания. "Мне запомнился концерт в Мюнхене, - вспоминает Крупнов, - где мы выступали на площадке "Манеж". Мы играли перед КРУИЗОМ. У меня еще были сложности с рукой. Играть было безумно больно, но я выжал из себя все, что мог. И публика принимала нас даже лучше чем КРУИЗ, которые были хедлайнерами..."
    ШАХ, снискавший себе популярность на благодатной немецкой земле, вернулся домой. Последовала серия выступлений по родной стране. Стоимость пластинки "Beware" на "черном рынке" подскочила до 150 рублей (это по тем-то временам!).
    После выхода "Beware" ставки ШАХА резко пошли вверх и на Западе. Группу пригласили в турне по экс-социалистическим ныне странам: Югославия, Чехословакия, Польша и т.д. Затем короткая передышка, и - новый тур. Опять по Германии. Потом были еще поездки. "Я и стран всех не вспомню, - говорит Толик. - Ведь у нас в стране тогда были проблемы со спиртным, а там... И когда я приезжал туда, то у меня начинался полный отрыв и оттяг. Упомнить что либо трудно..."
    Возвратившись из поездки, Гарсия занялся подготовкой нового материала. Несколько новых композиций, написанных им, были выдержаны в совсем несвойственной ШАХУ мелодичной манере. Записав эти вещи, ШАХ отправился в очередное турне. На сей раз по Испании. "Именно в Испании Антон дал мне впервые послушать новый материал, - вспоминает Крупнов. - После того, как я прописал для него бас, я даже не знал, в какой стадии находится работа. Получилось очень клево. Гарсия записал туда дудки, еще что-то... Слушалось интересно..." Дальнейшего продвижения этот материал не получил, т. к. Антонио Гарсия записывал его чисто для себя, чтобы проверить свои способности в качестве композитора и аранжировщика.
    Успех сопутствовал ШАХУ везде: и за грницей, и дома. Но, несмотря на этот успех, Крупнова все сильнее и сильнее тянуло обратно. В ОБЕЛИСК. "Когда я начинал с ШАХОМ в 1988 году, - говорит Толик, - у меня не было особой уверенности в том, что ЧО возродится. Слишком сильно мы разругались... Однако, со временем барьер стерся и мысли о реформации стали приходить ко мне все чаще и чаще. Вскоре я был совершенно уверен, что сделаю ОБЕЛИСК снова. Оставался только вопрос времени. К тому же, ко мне постоянно подходили люди, которым было небезразлично творчество ЧО. Этих людей было множество. Дошло до того, что я на какой-то определённый момент стал избегать тех, кто были ярыми фэнами ОБЕЛИСКА. Потому что меня начали доставать их вопросы. Все время одно и то же: зачем?, почему?, как?, когда назад?.."

    Автор: Locksmith










  • Путешествия

    поиск лекарств
    список лекарств
    поиск лекарств
    список лекарств
    найти лекарство
    список лекарств на букву ..
    список лекарств на букву ..









    Ссылки



















    О сайтеАккордыХит-парадПоискУроки ФорумыИщу песню
    ПрограммыСвежачок-сПодпискаСтатьи
    --
    Яндекс.Метрика