Alice Cooper, аккорды, история, фотографии, фотки, тексты песен
   
 


   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Ы Э Ю Я       Разные песни
1-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z      Все исполнители

 Аккорды
 Хит-парад
 Уроки игры
 Программы
 Свежачок-с
 Ссылки

Google
Поиск по сайту








Рейтинг@Mail.ru






Продолжаем грести бабос на ботах в Telegram.
Только в этот раз есть вариант автоматизировать это дело, привлекая рефералов. Вы можете заработать если »


О группе Alice Cooper


НовостиО группеУчастникиДискиФотографииMP3,аккорды,текстыВедущий группы



Биографии участников группы Alice Cooper


  • Alice

    Интервью


  • Alice Cooper - История на DVD Prime Cuts
  • Alice Cooper: Возвращающийся Кошмар
  • Кто говорит, что Элис Купер здесь не живет - он вернулся!
  • Alice Cooper: Добро пожаловать в мой кошмарный дом сна
  • 10 вопросов Элису Куперу
  • Alice Cooper - интервью журналу DaBelly
  • Alice Cooper: Вы читали об этом человеке, теперь встречайте его.
  • Alice Cooper: Я - не сатанист!
  • Alice Cooper - Старые, голубые глаза в черном

    Alice Cooper - История на DVD Prime Cuts

    Это DVD было выпущено в свет 24 сентября 2001 года и является дополненной версией всем известного оригинального домашнего видео `Prime Cuts` выходившего в свое время на видео кассетах или на одном диске DVD. Это издание состоит из двух дисков, первый - оригинальное ранее издававшееся видео, а второй диск (80 минут звучания) содержит дополнительный материал. А именно: интервью с оригинальными участниками группы Alice Cooper (кроме Глена Бакстона т. к. в 96 году он покинул эту бренную землю); 27-ми минутную съемку костюмированной репетиции за 87 год во время подготовки к гастролям `Raise Your Fist And Yell`; никогда прежде не публиковавшееся интервью для американского телеканала VH1 а именно для программы `Behind The Music`; редкую концертную съемку Слеша (Slash) и его друзей исполняющих песню `Elected`; новое, эксклюзивное интервью с Элисом снятое в марте 2001 года в Лос-Анджелесе. Также можно самостоятельно выбирать песни через виртуальный игровой автомат Элиса Купера (Alice Cooper Virtual Jukebox); дополнительные функции доступны через интерактивную игру `Coopergame`; имеются полностью анимированные опции и меню. В Англии данное DVD выходило со специальным вкладышем и тесненным конвертом, стилизованным под змеиную кожу конверта диска `Billion Dollar Babies`.

    Ниже приводится стенограмма всех монологов перед камерой персонажей этого исторического DVD (огромная благодарность неизвестному американцу-переводчику на слух записавшего все эти монологи).

    Действующие лица:

    Alice Cooper - певец, композитор, музыкант, шок рокер № 1.

    Bob Ezrin - канадский пианист, оригинальный продюсер всех классических альбомов группы Alice Cooper, наставник и по существу на начальном этапе (1971-1973) шестой участник группы.

    Shep Gordon - более 30 лет бессменный менеджер Элиса.

    Dennis Dunaway - бас гитарист оригинальной группы Alice Cooper, а ныне продавец антиквариата.

    Michael Bruce - гитарист, пианист, соавтор многих хитов (1971-73) оригинальной группы Alice Cooper, до сих пор не бросил заниматься музыкой.

    Neal Smith - барабанщик оригинальной группы Alice Cooper, а ныне еще и продавец недвижимости.

    Dick Wagner - именитый сессионный гитарист, соавтор многих хитов Элиса (1975-1978).

    Slash - бывший гитарист хулиганов GunsN’Roses, поклонник Элиса со стажем.

    Qzzy Osbourne - певец оригинальных Black Sabbath, с 1980 успешный сольный артист.

    Элис - “Я должен признаться, что мы были группой вогнавшей кол в сердце поколения любви, понимаете. И это была правда, люди устали от «мира и любви». А мы определенно были следующим этапом. Джим Моррисон умер. Джим Моррисон умер и появилась новая группа крайностей, а сам Элис был еще более экстремален. Элис на этом не мог остановится, он был сокрушительной силой».

    «У каждого в группе имелась своя история, как мы взяли это название, потому что всем хотелось услышать что-то мистическое. А настоящая история заключалась в том, понимаете, что когда я задумываюсь о имени Alice Cooper, мне сразу же вспоминаются имена Бэби Джейн, Лиззи Борден, Алиса Купер… в этих именах был определенный ритм. И я всегда представляю себе такую маленькую девчушку стоящую там с топориком за спиной. Какая-то милая девочка стоит там с…., ну вы понимаете, это смотрится так невинно, но в ее образе есть что-то очень опасное».

    Деннис Данэвей - «Мы были экстремальной американской группой и это имя подходило идеально, понимаете, публика ожидала увидеть какую-нибудь блондинку, фольк певичку».

    Элис - «Существовала реальная история о доске для спиритических сеансов. Действительно, мать одного из парней которые работали на нас, была самозваным медиумом, и она рассказала, что она забавлялась с доской для спиритических сеансов и спросила во время этого сеанса кто такой Винсент Фурньер, или она спросила доску, кто такая Алиса Купер, и на доске появились буквы ВИНСЕНТ ФУРНЬЕР».

    «Группа Alice Cooper была самой ненавидимой группой в мире, самой отвратительной командой терроризирующей родителей, церковь, власти, самой террористской группой всех времен. Мы все 4 года учились в начальной школе Lettermen, вот как мы начали выступать на шоу талантов Lettermen Talent Show. Мы решили носить парики в стиле Битлз и мы пародировали Beatles и называли самих себя The Earwigs («Уховертки»). И в тот момент, мы играли песни Beatles для того чтобы писать свою лирику, потому что нас всех увлекала журналистика, мы все что-то писали. И весь прикол заключался в том, что мы наняли девчонок для того чтобы они вопили на наших концертах, понимаете, нам это нравилось, к тому же, мы занимались этим не осознавая, что мы жульничаем, нас это прикалывало. И очень быстро мы пошли своей дорогой и начали учится играть на инструментах. Я считал Битлз рок группой, но потом появились Стоунс, и я решил двигаться своей дорогой. Как только мои родители увидели The Rolling Stones, они решили, что Битлз вообще-то и ничего. А я просто заболел этим, я решил, что мне по силам затмить Ролингов».

    «Я познакомился с Фрэнком Заппой через мисс Кристин, которая играла в команде GTO. Мисс Кристин работала няней и нянчила детей Фрэнка Заппы, а он жил в Lockhaven, когда она рассказала о том. что Фрэнк организует свою собственную рекорд компанию и что он ищет причудливые коллективы. Я сказал: «Хорошо, мы хотели бы пройти прослушивание». И нам было сообщено о том, что Фрэнк хочет увидится с нами завтра в семь часов. Мы встретились с ним в 7 часов утра, мы приперлись к нему домой, установили свой аппарат, понимаете, на нас были наши сценические костюмы. Такие блестящие штанцы, ну понимаете, в чем мы шатались по улицам, в этих же шмотках мы выходили на сцену, не было каких-то кардинальных отличий. Мы приперлись туда в 7 часов утра и начали играть у него в подвале, и он спустился к нам. Я помню, как он стоял там в своем нижнем белье, с чашкой кофе и говорил: «Что тут происходит? Я имел в виду, в семь часов вечера!». На что я ответил: «Ну, мы здесь, так послушайте нас немедленно. В 7 часов утра наша музыка звучит еще более сюреалистично!».

    «Он сказал: «Если бы мне было нужно записать вашу музыку на бумаге, я бы не знал как же это сделать, потому что у вас такие размытые аранжировки. Думаю, что мне следует подписать вас на свой лейбл!». И я был очень горд, потому что Фрэнк Заппа был настоящим творцом, человеком, который сильно повлиял на нас, истинным гением, понимаете. Я считаю, что Фрэнк - один из самых недооцененных гитаристов на планете. Наверно, лучший из известных мне гитаристов, и были так шокированы только одним фактом, что он захотел подписать нас на свой лейбл».

    Шеп Гордон - «Впервые я увидел Элиса в Venice, штат Калифорния. На афише было заявлено: «Вечеринка по случаю дня рождения Ленни Брюса». Все это мероприятие состоялось в клубе The Cheetah, это заведение больше не существует. И в тот вечер хэдлайнерами были The Doors. Элис играл в первом отделении».

    Элис - «Когда мы отыграли свое шоу (12 песен), в зрительном зале осталось всего лишь 4 человека. Мы очистили весь клуб примерно за две песни. Думаю, что публика просто не могла выдержать энергию этой группы. Все покинули зал и там осталось всего четыре человека - Фрэнк Заппа, Шеп Гордон и две девушки из команды GTO. Они никогда не видели подобной зрительской реакции. Именно зрители сделали нас такими скандальными, что народ был готов заплатить только чтобы посмотреть на нас, чтобы потом уйти с нашего концерта. В Лос Анжелесе считалось высшим шиком заплатить за билет на концерт группы Alice Cooper, чтобы потом с понтом дела удалится».

    «Инцидент с цыпленком был знаменитой историей, понимаете, такую хохму вы могли бы рассказывать всю свою жизнь и при этом ничего не надо делать, и пока вы будете рассказывать народу эту байку, люди будут считать, что вы сделали что-то грандиозное, понимаете… Мы выступали в Торонто на фестивале Rock-N-roll Revival вместе с Джоном Ленноном и the Doors и многими другими группами перед аудиторией в 70000 человек и на тот момент, это было наше самое большое шоу, когда на сцене появился цыпленок. И под конец шоу мы всегда рвали подушку, белую подушку набитую перьями, понимаете, одной подушки с белыми перьями хватит, для того чтобы засыпать пол зала Madison Square Garden. Кто-то из аудитории бросил на сцену цыпленка. У них был цыпленок, и они бросили его на сцену. А я подхватил его, ну вы понимаете. Я сам родом из Детройта; я ни разу в своей жизни не был на ферме. Я решил, что у цыпленка есть крылья, и что он может летать. Я просто бросил его назад к зрителям, чтобы тот полетел».

    Шеп Гордон - «Полет не получился и птица приземлилась на головы зрителей, и в следующую минуту я увидел, как толпа отрывает цыпленку крылья и ноги, и всюду кровь. Это было просто не забываемо!»

    Элис - «На следующий день в газете написали «Элис Купер разрывает цыпленка напополам, пьет кровь, ест цыпленка» и т. д. и т. п. И теперь перед началом каждого концерта у нас спрашивают: «Сегодня вечером, вы будете убивать цыплят?»

    «Да, Двайт Фрай был основан на этом, это был по настоящему жуткий персонаж во всех архаичных кинофильмах и всех ужастиках. Он играл Frets в фильме «Франкенштейн», малыша, который украл мозг злого гения, и он играл Ренфилда в «Дракуле», парня который ел мух и пауков и т. д., настоящие мастера кинематографа были такими же жуткими как Двайт Фрай, таким образом мы решили посвятить ему эту песню».

    Боб Эзрин - «Когда мы записывали вокальные партии для Dwight Fry, мы засунули Элиса под груду стульев, складных стульев, для того чтобы добиться чувства замкнутого пространства, так чтобы лежа на полу он мог петь строчки: Я должен вырваться отсюда, я должен вырваться!»

    Элис - «Я считаю, что Боб Эзрин был всем для Элиса Купера. Он сделал очень многое в музыке, понимаете, он был абсолютно… он разобрал и вновь собрал нас. Даже и не осознавая этого… Он понимал лишь одно, что у него здесь есть рондо и что у него есть другое знание для того чтобы собрать все воедино, и, понимаете, сначала мы говорили: «Ты не можешь… Мы не можем играть такое. Это не Alice Cooper», на что он отвечал: «Пока что еще никто не знает, что такое Alice Cooper, мы придумаем Элиса, как Франкенштейна, прямо здесь, в этом сарае!».

    Боб Эзрин - «Когда пришло время записывать песню Elected, то было важно придать этой вещи насмешливый тон, но вместе с тем окрасить ее настоящим драматизмом, потому что вокалы были такими митинговыми, и у нас возникли со всем этим большие проблемы. В конечном итоге, мы поставили перед Элисом огромное зеркало, так чтобы он мог раскрыть свою концепцию избранности».

    Элис - «Да, рок музыке так не хватает развлекательности, я имею ввиду. Что когда ты приходишь на концерт, ты видишь одни гитарные соло, или барабанные соло, понимаете, сколько все это может продолжаться? А тебе хочется увидеть нечто такое, что ты мог бы принести с собой домой и рассказать об этом, и напугать этим своих родителей. Только представьте себе 14-ти летнего подростка который куда-то идет с глазным гримом на лице и как он говорит: «Эй, Элис Купер гримируется также как я». И конечно, его родители просто в отпаде от подобного заявления!»

    «Когда ты впервые видишь, как люди носят такую же как у тебя прическу, или вдруг они одевают такие же драные, как и у тебя футболки, джинсы Levis, понимаете, ты видишь группы, которые копируют тебя. Это настоящий комплимент. Я до сих пор расцениваю это как комплимент, когда я встречаюсь с группами, которые говорят: «Ну, мы позаимствовали это у тебя, и если бы тебя не было, то и нас уж подавно». Теперь я постоянно слышу такое от популярных групп».

    Слэш - «Он был первопроходцем рок истории и он единственный изобрел все это, так что это было очень круто. Я не слышал ничего подобного, кто также как он использовал свой грим, он посадил дерево. Я имею ввиду, что он был первым кто пошел в этом направлении».

    Элис - «Действительно, когда мы появились на свет, у всех были волосы до пояса, а мы носили грим наших мамочек и это было еще до «Заводного Апельсина». И группу мало заботило насилие, понимаете, никто в группе не был голубым, никто не принимал наркотики, все пили пиво. Так что во всем этом было что-то до боли американское».

    «Eighteen была нашим хитом т. к. это был гимн. Песня имела такой же резонанс как и тема My Generation, и потом эта песня была наполнена беспокойством, идея заключалась в том, что я уже не мальчик, но еще не мужчина, понимаете, я чувствую себя неловко, но я переживаю чувства подростка и мужчины… Вся песня звучала как хорошая жалоба, пока не звучали такие строчки: «Мне 18 и мне это нравится!2.

    Шеп Гордон - «Глен Бакстон был Кейт Ричардсоном группы Alice Cooper».

    Боб Эзрин - «Он выходил на сцену весь увешанный побрякушками и разными «прибамбасами»; Я бы сказал, что он был самым «прикинутым» гитаристом в мире».

    Элис - «Он всегда был этаким «понтовым парнем». Он всегда имел при себе по крайней мере 10 колюще-режущих предметов, он просто скупал их. Он мог затащить в постель кого угодно, и ему никогда не нужно было искать группиз, ему доставались школьные учительницы, он всегда находил себе подружек из числа школьных учителей, страховых агентов, понимаете, респектабельных женщин, и все они начинали как крайне милые женщины, которые носили деловые костюмы и все они за пол года опускались на самое дно. Их пожирала улица».

    Боб Эзрин - «Деннис Данэвей прилетел к нам с другой планеты. Я думаю, что Денниса сбросили на землю космические пираты, когда ему было 3 или 4 года. Либо он был какой-то спорой которая свалилась откуда-то и где-то выросла и превратилась в Денниса Данэвея».

    Шеп Гордон - «Настоящий мудрец. Он всегда был на месте, всегда улыбался. Хороший басист и наверно музыкальная сердцевина группы Alice Cooper».

    «Майк Брюс был поп фигурой группы».

    Элис - «Именно он мог прийти с песней и мелодией, а мы могли взять его песню и извратить ее превратив в несколько ужасных песенок».

    Боб Эзрин - «Я думаю, что в значительной степени, моя совместная работа с Майклом в начале карьеры группы серьезно повлияла на развитие звучания Alice Cooper».

    Элис - «Нил Смит и сегодня величайшая поп звезда. Он носил больше грима, чем я, он ходил в гриме даже по улицам. Понимаете, таков уж был его имедж. Он узнавал сколько барабанов у Кейта Муна и затем покупал себе на один барабан больше. Таким образом, у него всегда было на один барабан больше, чем у Кейта. И он звонил ему и спрашивал: «Кейт. Сколько там у тебя барабанов?» - «Да, у меня 35» - а он в ответ на это: «А у меня 36!».

    Боб Эзрин - «Много лет он был что называется «руками и ногами», барабанные палочки летали и всюду были одни барабаны!»

    Элис - «На сцене он был похож на осьминога, потому что он состоял из одних рук».

    «В песне Dead Babies, помимо насилия присутствовал социальный аспект, понимаете, когда ты слышал название, то тут же спрашивал себя: «О, ребята, о чем это Элис?». В воображении возникал грузовик, набитый мертвыми младенцами, в чем тут состояла тайна? Все «прелести» жизни. Нет, конечно же Dead Babies рассказывала о плохом обращении с детьми. И когда мы сочиняли ее, я уже представлял что же будет творится на сцене. И я уже знал, какой скандал вызовет эта песня. Но вместе с тем, ты серьезно относишься ко всему этому, и потом ты надеешься, что у тебя получится донести свое послание…»

    «Мы все обращали в шутку, мы даже всерьез не относились к деньгам. Когда мы начали работать над альбомом Billion Dollar Babies, это наше отношение проявилось в полной мере, я имею в виду, что мы щеголяли всем этим, мы бросали деньги зрителям в лицо. Вот ваши бабки, понимаете, мы их только немного вымазали в помаде. Но я имею в виду, что для меня все это было по приколу, потому что людям такое отношение нравилось».

    «Я помню, как мы сочиняли песню Billion Dollar Babies и это было в особняке Galicia. Там мы работали над ней, и вся вещь была построена на ритме ударных».

    «Для меня было просто невероятным поработать с Сальвадором Дали. Для меня это было…. Он был одним из моих главных героев всех времен. И он посмотрел одно из выступлений, и решил для себя, что оно было просто тотально сюреалистичным и ему это понравилось, потому что это было такое громкое, ужасающее шоу и т. д. И ему захотелось создать эту голограмму, когда на мне была надета тиара стоимостью 2 миллиона долларов и ожерелье на 3 миллиона, я восседал на пьедестале с Венерой Милосской в качестве микрофона, и я якобы откусывал ей голову, понимаете, я пел в этот микрофон, а он снимал все это и в эту голограмму вы могли просунуть свою руку. Но это была странная совместная работа, потому что во время нашей первой встречи он вошел в комнату, на нем были надеты мятые, лиловые вельветовые брюки и грубые ботинки, пиджак из кожи жирафа, а его баки были закручены в бигуди, понимаете, он входит и говорит: «Я - Дали!». Представители прессы спросили меня: «Как вам работается с Дали?», на что я ответил: «Понятия не имею!», потому что я не понимал не единого произносимого им слова и я не понимал, чем он занимается, а Дали подскочил на месте и воскликнул: «Это идеально, это самая замечательная форма связи - смущение». Я влюбился в него, он каждый день носил пару носок подаренных ему Элвисом Пресли - лиловые носки с люрексом. Вам бы такое тоже понравилось».

    «Если вы выйдите на улицу с 12-ти футовым питоном боа, то последует незамедлительная реакция, так что, мне просто захотелось увидеть реакцию. Что я и сделал, когда мы достали себе одного такого питона. Когда я впервые просто вышел с ним на сцену, на следующий день об этом было написано в газетных передовицах, такова реакция обывателей. И я считаю, что змея для каждого человека олицетворяет что-то свое, кто-то видит в этом что-то забавное, другой человек считает, что змея на сцене выглядит сексуально, еще кого-то подобное просто ужасает, но я получил ответную реакцию».

    «Когда мы приехали в Лондон, мы сделали громкую рекламу установив на автобусе рекламный щит с огромной фотографией голого Элиса Купера. На мне ничего не было кроме змеи. Меня сфотографировал с огромным питоном фотограф Ричард Дэвид, я был совершенно голый с одной этой змеей. Этот снимок был сделан для рекламного плаката шоу на стадионе Уэмбли, и на тот момент, мы уже были запрещены в Англии, понимаете, чего они только не слышали о группе Alice Cooper, поэтому они нас тут же запретили. А народ требовал нашего приезда. Так что мы решили установить этот огромный транспарант с фотографией, прямо в час пик в пятницу посередине площади Пиккадили Сквер. Это фото попало на обложки всех крупных изданий… из-за этой рекламы по всему Лондону образовалась дорожная пробка, простое фото голого Элиса Купера со змеей, и они ничего не могли с этим поделать. Мы провели такую рекламную акцию как нельзя, кстати, одно из наших самых значительных достижений».

    «Когда я впервые летел на самолете в Лондон, я летел туда один, а слухи уже поползли, я уже был врагом общества. И в самолете я сидел рядом с пожилой женщиной, я обращался с ней как джентльмен и она сказала мне: «Я тут немного вздремну, не буди меня, когда принесут обед», я сказал «О кей». И вот мы готовимся к посадке, я начал тормошить ее. Она умерла. Эта дамочка умерла рядом со мной. А в аэропорту меня встречала пресса, и какое у них было первое впечатление обо мне…. Я стоял за их спинами, и говорил коронеру о том, что она умерла. Они выносят женщину вперед ногами, а я иду за ней. Вся пресса просто с ума посходила. Они начали спрашивать: «Что случилось?». А я в ответ: «Она умерла, я не знаю, она сидела рядом со мной». Мне следовало проделать парочку дырочек на ее шейке, вот это было бы просто идеально. Она была мертва, она не узнала бы об этом».

    «Under My Wheels была одной из самых великих, рычащих песен всех времен, и в ней были лучшие вопли».

    «Телевиденье всегда было моим лучшим другом. Когда по телеку гоняли все эти фильмы, я смотрел все подряд и, ну вы понимаете. Когда ты проводишь много времени в номерах отелей, как это происходит с рок группами, то ты либо пьешь, накачиваешься наркотиками, либо занимаешься сексом, или часто смотришь телевизор».

    Что ты и делал?

    «Я через все это прошел».

    Шеп Гордон - «Ты не можешь оставаться один; это просто невозможно, особенно в компании Элиса».

    Элис - (съемка турне 1973 года) «Мы не работаем; я думаю, что мы просто пытаемся добраться до этого автобуса и при этом не сдохнуть».

    (съемка с одной из пресс конференций 1973 года, Элис выглядит просто чудовищно) «Посмотрите на меня. Вы купили бы у этого человека машину?»

    «Я 8 лет прожил в отелях. Когда люди спрашивали: «Где же ты живешь?», я отвечал, просто указывая в сторону гостиницы Holiday Inn. Я очень часто жил в отеле. Мы никогда не отдыхали от туров. Мы просто постоянно гастролировали. Я думаю, что главной причиной распада группы было то, что у нас, прежде всего никогда не было времени чтобы получить удовольствие от своей работы, правда, похоже, что нашей единственной радостью были переезды из аэропорта в отель, из отеля на сцену, потом снова назад в аэропорт, снова в отель, опять на сцену и очень мало времени на то, чтобы получить от всего этого хоть какое-то удовольствие. Понимаете, у каждого из нас была с собой бутылочка чего-нибудь, так что мы постоянно пили. Пару парней захотели записать свои сольные альбомы, им хотелось продавать свои пластинки, и я думаю, что в этом не было ничего предосудительного, понимаете. Я был с этим не согласен, я сказал, что мы находимся на пике своей карьеры, и я не могу понять, почему вы хотите записывать свои сольники, но вы понимаете. И опять же, им больше не хотелось заниматься театром, насколько мне тогда было известно, а мне хотелось и дальше развивать эту тему».

    «Мы вкладывали все деньги в шоу. Мы вложили все в шоу, вот почему туры в поддержку альбомов School’s Out, Billion Dollar Babies, Welcome To My Nightmare были самыми грандиозными продуктами, я имею в виду, что эти туры были раздутыми, убийственные, безумные рок-н-ролльные продукты».

    Слэш - «Cold Ethyl одна из моих любимых песен Элиса Купера, также как Black Widow и Only Women Bleed. Это одна из тех записей, которые доставляют мне удовольствие, и в любое время, не важно, сколько лет я эти песни слушал, я всегда испытываю одни и те же чувства. Что тут еще скажешь, кроме того, что это чертовски классная пластинка».

    Элис - «Only Women Bleed я написал вместе с Диком Вагнером для альбома Welcome To My Nightmare, и мы написали много ужасающих песен для этого альбома. Это были очень тяжелые и мрачные вещи, блестящий рок-нролл, и мы должны были чем-то размягчить этот музыкальный материал. И каждая песня была частью кошмара, и я помню, как мы сидели и что-то там сочиняли, Дик начал наигрывать какой-то кусочек и кто-то что-то болтал по телевизору, я не помню, что же именно, но прозвучала строчка «Только Женщина Истекает Кровью».

    «Голливудские Вампиры» так назывался очень эксклюзивный клуб, быть голливудским вампиром было большой глупостью, потому что тебе приходилось пить, как можно больше, до тех пор, пока ты уже был не в состоянии пить, ты должен был бухать каждую ночь так чтобы у тебя уже не было сил на дальнейшие возлияния. И это было во время очень декаданского периода, и мы были просто без ума от счастья быть лидерами этого упадка. Вся фишка была в том, чтобы остаться «последним сидящим», понимаете, если у тебя просто больше уже не было сил, держаться дальше, тебя либо уносили в стельку пьяного, либо ты падал с лестницы, но вот быть «последним сидящим» было очень почетно. Я помню, как однажды ночью к нам заявился Брюс Спрингстин, он только начинал свою карьеру, и это была его первая ночь в этом заведении. Мы взяли бутылку виски, и мы все были в ковбойских сапогах, и я помню, что мы постоянно лили это виски в сапоги, в его ковбойские сапоги, до тех пор пока он уже не стал захлебываться этим виски, а все твердил: «Не позволяй им называть тебя «Следующим Бобом Диланом». Это самое худшее, что ты можешь сделать. Ты не можешь быть новым Бобом, когда ты Брюс Спрингстин». А он отвечал: «Да, о кей!», и на нем была надета гавайская рубашка. И все остальные лили виски ему в сапоги и твердили: «Послушай, Брюс…».

    «Мне было нужно лечь на лечение, потому что это было совершенно необходимо, что я и сделал в Нью Йорке. Я лег не простую больницу. Я обнаружил, что это была дурдом для мужчин. Я был единственным пациентом этого заведения, попавшим туда из-за проблем с алкоголем. Все остальные попадали туда по другим причинам, кто-то грохнул свою бабушку, кто-то попал на лечение из-за буйного поведения и т. д. в таком же духе. Каждая песня с альбома From The Inside была написана на основе встречавшихся мне там персонажей. Я не называл никаких конкретных имен и не рассказывал о каких-то реальных происшествиях, но в песнях говорилось о похожих преступлениях. Я не смог бы использовать реальные имена, потому что эти люди могли бы найти меня».

    «Я считаю, что смерть на сцене - это самая шокирующая смерть. Да, как мы только не изгалялись над Элисом, понимаете, я получал удары током, когда мы впервые инсценировали повешенье, у нас ничего не получилось, чтобы добиться реалистичности мы научились делать это также как это делают в кино. Я считаю, что гильотина была нашим лучшим изобретением. Это было крайне шокирующее зрелище, непередаваемое, реалистичные трюки всегда были к месту на шоу Элиса Купера, Элис счастлив от того, что его казнят за все его проделки».

    Оззи Осборн - “Обычно, кумиров просто невозможно уничтожить, вы не можете убить идолов, если они не возвращаются, они останутся с вами на всю жизнь».

    Элис - «Я изобрел героя который был комбинацией Дракулы, воплощением всех мыслимых ужасных персонажей созданных Сальвадором Дали. В моем герое жили все мыслимые злодеи, и я считаю это вполне объяснимым…. каких только не существовало рок героев, так почему же не должно быть места рок злодею?»

    Боб Эзрин - «Он был нашим творением. Он был синтезом многих разных людей, в нем была масса различных влияний и, конечно же, жил сам Элис, который сыграл эту роль. Но роль Элиса Купера развивалась самостоятельно, в этой роли воплощаются извращения почти что каждого человека. И обычно, мы даже говорим о Элисе в третьем лице. Купер может сказать: «О кей, Элис не стал бы говорить то или это, Элис справился бы с этим». И он до сих пор так говорит о Элисе, он до сих пор говорит о нем в третьем лице».

    Элис - «Я превратил его в настоящего мистера Хайда и в тот же день влюбился в него, я и сейчас в нетерпении».

    Шеп Гордон - «Купер - гораздо больше, чем обычный шизофреник. Концепция шизофрении слишком легка для него».

    Оззи Осборн - «Тебе просто приходится быть шизофреником, потому что никто в здравом уме не сказал бы про себя: «Думаю, что сегодня вечером я буду стоять на сцене, а потом, я обезглавлю себя!».

    Элис - «Песня Clones - была интересной вещью, потому что в то время мы искали новое звучание, я имею в виду, что меня всегда интересовала новая музыка, я не хотел на чем-то зацикливаться и такой подход отличает Элиса, все это характерно для Элиса».

    «Панк, думаю, что меня называли первым панком. Рваные шмотки были частью нашего внешнего облика. Всякий раз, когда ты видишь кото-то идущего по улице в Голливуде со слишком черными волосами, бледным, загримированным лицом в рваных джинсах Levis, в разорванной футболке и армейских ботинках. Эти люди до сих пор поддерживают элис куперовскую моду. И когда я вижу такого человека на улице, я каждый раз говорю: «Да, я создал это поколение».

    «Альбом Trash действительно вернул Элиса Купера на сцену. Trash был альбомом… но знаете, когда я об этом думаю… это было не случайно. Каждый фрагмент этого альбома был спланирован, каждый отдельный фрагмент, каждая запятая, каждая цитата. Все идеи этой пластинки были заранее просчитаны. В какой-то степени, сценическое шоу было более спонтанным, но сам альбом был продуман до мелочей».

    «Poison была одной из наших самых классических песен. Возможно, потому что Десмонд скрупулезно работал над этой песней и сделал ее по настоящему утонченной. В этой вещи все еще чувствовалось элисовское презрение, элисовская сексуальность, я так думаю, понимаете?»

    «Hey Stoopid - это наш School’s Out образца 91 года, и это не просто анти социальная песня, она буквально говорит «оставайся глупым!».

    «Таков уж Элис Купер и каждый может найти в этом герое что-то для себя, я имею в виду, что я не пытаюсь оказывать какое-то там давление, что-то там проталкивать».

    В этом и состоит главная тема твоего шоу?

    Элис - «Да, главная задача шоу - атаковать зрителей».

    «Что роднит всех нас - все теряют свое терпение, ну вы понимаете, я имею в виду те три последних часа последнего школьного дня. Это было сродни оргазму, понимаете, ты все ждешь и ждешь, а потом БА-БАХ, взрыв. И каждому в зрительном зале хотелось выкрикивать: «Конец уроков на лето, конец уроков навечно!». Школа разлетелась на куски!».

    «Когда Джон Спир, Деннис и я решили собрать группу для шоу талантов литературного клуба, мы все прикалывались над этим, все мы входили в журналистский кружок Lettermen, и все мы глумились, мы заявили, что наденем парики «а ля Битлы», будем играть битловские песни с глумливой лирикой: вместо строчек «Она любит тебя, да, да», мы собирались спеть «Я накостыляю тебе, да, да», понимаете, мы извратили всю лирику. Это было очень глупо, но таково было «Шоу Талантов Литературного Клуба». Так мы нацепили парики и все остальное и я сказал: «нам нужен настоящий гитарист». И таким парнем оказался Глен Бакстон, который сказал «Да, я играю на гитаре, понимаете, конечно, я играю на гитаре», и в этом он походил на Джонни Юдо, вы понимаете, о чем я?, он был… таким вкрадчивым… «Да, конечно, я умею играть на гитаре», и конечно этобыла правда, он знал аккорды».

    «Если честно, у меня не было никаких планов посвящать свою жизнь музыке, но, понимаете, я любил музыку и каждый день смотрел по телеку выступление американских групп, пытался сделать себе прическу «под Дилана», понимаете, потому что он был самым крутым парнем в мире. И я разучил все танцы, я был лучшим местным танцором, я три года подряд выигрывал конкурс «лучший танцор», я был лучшим танцором. И каждый день мы смотрели выступления американских групп из Филадельфии, и я знал всех участников того шоу».

    «Телевиденье во многом повлияло на написанную мной в дальнейшем лирику, телевиденье значительно повлияло на нашу музыку. Я обнаруживаю в нашей музыке массу телевизионных тем. Наверно мы с Гленом были настоящими фанатами телевиденья, единственными в своем роде, может быть круче нас были только «Flo and Eddie», если говорить о телеподробностях, тривиальном телевиденье. Мы могли рассказать тебе все подробности фильма «Кроль Неба», рассказать тебе о том, как назывался самолет, назвать кличку собаки. Мы знали наизусть фильм «Оставьте это Бивиру», знали наизусть сериал «77 Sunset Street». Я имею в виду, что вы могли бы проверить нас… я мог сесть с Гленом и соревноваться с ним в выяснении теле подробностей, потому что он, с другой стороны, жил еще одной полноценной жизнью, но он был фанатом телевиденья, я имею в виду, что он мог вспомнить все мелкие делали».

    Деннис Данэвей - «Никому не удалось бы избавится от Earwigs. Мы были повсюду, и жили всем этим учась в колледже. На тот момент, каждый для себя уже выбрал, на каком же инструменте он хочет играть. Глен очень сильно помог мне, показывая басовые аккорды, а Элис выбрал роль певца. Думаю, что я стал бас гитаристом, потому что последним решил какой именно инструмент для себя выбрать, и я думаю, что как человек я лучше всего подходил на роль басиста, бас гитаристы, как правило по своей сути скорее «последователи».

    Элис - «Действительно, ты получаешь одобрение, когда кто-нибудь хочет чтобы ты сыграл на вечеринке или кто-нибудь говорит, что-то типо: «Организация Католической Молодежи» проводит по пятницам вечера танцев», и потом им нужно что-то делать дальше, ну, вы понимаете. В нашем районе Christown, на территории торгового центра проводилось соревнование под слоганом «Состязание Групп», мы пару раз принимали в этом свое участие и нас просто раздавили по причине огромной конкуренции со стороны множества других групп. Там играло много групп, самой популярной была команда под названием The Accels. Тогда, в Нью Йорке, они были признанной группой, они начали гораздо раньше нас, и это была серф группа. В конечном итоге мы поняли, что играя песни Битлз, мы уже побили их, так давайте играть песни Rolling Stones, давайте будем круче Роллингов. И это выделяло нас, потому что никто не играл песни Rolling Stones, и именно в тот период мы начали играть в клубе VIP».

    Майкл Брюс - «Я играл в группе The Trawls и мы тоже выступали в клубе VIP, и команда Элиса называлась The Spiders («Пауки»), они были известной группой и мы смеялись над ними называя The Rolling Clowns («Катящиеся Клоуны»), потому что они играли множество песен Rolling Stones. Мне позвонило парочка моих друзей, и они рассказали мне о том, что Джон Татум ушел из группы, и он пришел в мою группу, группу из Феникса, она называлась Our Gang («Наша Банда»), когда я играл с Биллом Спринджером из команды The Tubes, вот так я пришел в группу The Spiders».

    Деннис Данэвей - «Потом, на определенном этапе мы поняли, что нам необходимо съездить в Лос Анжелес для того чтобы попробовать продвинуть группу дальше. Мы неоднократно ездили в Лос Анжелес. Я помню, что когда мы впервые приехали туда, нам пришлось ночевать в парке Griffith, потому что нам даже не где было остановиться».

    Нил Смит - «Я пришел в группу в 1967, и играл в группе из Феникса под названием «Святой Грааль» и мы уехали весной 67 года, и этой же весной я узнал, что Глен, Майк, Деннис и Элис переехали в Лос Анжелес, моя группа распалась и мне пришлось вернуться в Лос Анжелес, и я жил с ребятами, и именно в этот момент они решили поменять ударника, так уж получилось, понимаете, живя с ними постоянно, конечно же, я рассчитывал поиграть в их группе».

    Майкл Брюс - «Да, мы проторчали в Лос Анжелесе наверное почти целый год, а потом услышали песню Тодда Рундгрена «Живи там где ты родился, ты мой друг, ты говоришь как, я говорю когда…», его группа повлияла на нас, мы столкнулись с дилеммой что же нам делать и пришли к решению о скорейшем смене имени, так было бы лучше, т. к. мы знали, что нам не побороть его на официальном поединке. Мы решили выбрать себе имя. И я считаю, что мы пережили тоже самое, что переживала каждая группа, лихорадочные поиски подходящего названия».

    Элис - «Мы жили в одном доме в Topanga Canyon, выступали и просто выживали. Это было еще до выступлений в клубе Cheetah. И чисто случайно мы встретили одну девчонку которая сказала, что она знает парней из The Doors и Артура Ли из группы Love и что она организует спиритический сеанс и пригласит всех их на этот сеанс. Это было просто замечательно, ужасающе, иметь возможность встретить этих парней, так что нам хотелось встретиться с ними, все они знали о нашем существовании, понимаете. Так, она организовала этот сеанс на котором мы пытались смеяться, а эти парни отнеслись к нам со всей серьезностью, Джим Моррисон и Дэвид Кросби, понимаете, мы были шокированы тем, что они пришли. Эта девчонка кидала что-то на землю и начала произносить какие-то заклинания, а мы поддакивали ей. У нас была с собой бутылка 29-ти центового вина, и мы были уже «хорошенькими», понимаете, круче всего было то, что Джим Моррисон оказался в нашем доме. Позднее, это стало очень важным событием, когда нам хотелось чтобы они пришли, мы были очень странными, мы организовывали эти сеансы и все такое прочее. Мы сделали что угодно ради того, чтобы они пришли к нам в этот дом».

    Майкл Брюс - «И именно Кристин организовала наше прослушивание, ради такого случая мы притащили весь свой аппарат. И почему-то мы решили, что прослушивание должно состояться в 6.30 утра, а не в 6.30 вечера и мы безумно доставали его, понимаете, играли, это было лучшее, на что мы были способны, и Фрэнк спустился к нам с чашкой кофе. Фрэнк поднялся, осмотрелся и присел на минутку, а мы продолжали играть, и он сказал: «Если и существует какая-то группа, которая смогла бы так играть в такую рань, я подписал бы их на свой рекорд лейбл». Так что теперь я не знаю, произошло ли это все из-за той музыки, которую мы были способны играть в столь мрачный час, что он, наверное, проснулся от этого и вскочил с постели».

    Элис - «Нас ангажировали в клуб The Cheetah, а The Cheetah…. Это было невероятное место, оно занимало площадь 6000 квадратных футов, а сам зал был рассчитан на 7000 мест, я так полагаю, но там не было и 6000, прошу прощения, зал вмещал 7000 человек, и был площадью 20000 квадратных футов, и это был огромный стадион, это был клуб. И какая-то девчонка, которая тогда являлась владельцем этого заведения, ее звали Черри Коттл, она взяла нас под свое крыло и мы стали завсегдатаями клуба, что было просто невероятно. Нам платили жалованье, и это были реальные деньги и мы стали клубной группой, мы жили в Venice в одном доме с этой девчонкой и ее тремя детьми и выступали в клубе каждый уикенд. Это было круче всего в мире, понимаете, выступать на стабильной основе. Это было поворотным моментом. Это был значительный поворотный момент, потому что тогда нам приходилось выступать на больших шоу, т. к. мы играли перед всеми приезжающими знаменитостями. Одно шоу запомнилось особенно, это была вечеринка по случаю дня рождения Ленни Брюса. Полный и абсолютный аншлаг и на сцене выступали очень популярные группы: Эрик Бердон, Animals, The Doors, Пол Баттерфилд, ли Майклс, кто тогда только не играл, а мы шли последними. И думаю, что в тот момент мы уже были группой Alice Cooper, мы только что взяли себе имя Alice Cooper. И я был в таком розовом трико, я думаю, что это произошло всего через 2 дня, после того как мы стали группой Alice Cooper. У меня были взлохмаченные волосы, ужасный грим, розовое, клоунское трико и мы играли в трое громче чем все остальные и очистили зал примерно за 10 минут, я думаю, что народ побежал к дверям, потому что завязалась натуральная драка, понимаете, а им хотелось кайфовать, дебоширить, подраться со всеми этими группами, и когда мы вышли на сцену, мы их просто напугали до смерти».

    Майкл Брюс - «Я помню, что после этого, когда приехали Pink Floyd и мы впервые играли с ними в Cheetah, и потом позднее, когда мы ушли от Черри Коттл и работали с Шепом Гордоном и Джо Гринбергом и они жили у исторического здания. Снова приехали Pink Floyd, на этот раз уже с Дэвидом Гилмором. Было очень интересно, ты мог сесть на свою задницу и просто наблюдать за происходящим. Это было печальное зрелище, странное. Мисс Памела, вся группа GTO. Многие представители власти сторонились нас, это было похоже на зоопарк, но тогда, это был совершенно естественный способ выделится из толпы. Все это творилось среди человеческого безумия и голливудской общины, понимаете, в ужасе, это было очень сюрреалистично».

    Нил Смит - «Да, тогда мы уже знали, что в США у нас есть множество поклонников эмигрантов, и немного фанатов в Европе, мы еще не ездили в Европу. Мы совершенно четко понимали, что нам нужно записать два альбома, и один из них должен разойтись миллионным тиражом. И мы стремились к этому, это была наша цель, понимаете, взять все свои сочинения и заняться поисками широкой аудитории, достучаться до большого количества людей, так что мы знали, что нам по силам придумать величайшее сценическое шоу, у нас были прекрасные песни, но нам было необходимо заниматься дальнейшим развитием».

    Элис - «Я могу со всей определенностью сказать, что видео к песне Eighteen снималось в пьяном угаре. Это была съемка концертного выступления в Бремене, Германия, после двух лет непрерывных гастролей и я был совершенно пьян, я держал в руке бутылку и был готов отдаться зрителям, понимаете. Забавно, что именно это видео получило вечное признание, а все, потому что я не шутил, я был пьян и публике это понравилось, им понравилось как я вел себя загримированный, мое поведение всех напугало, я так и остался в их памяти этаким пьянчугой».

    «Когда сегодня я исполняю Eighteen, то каждый фрагмент этой песни не утратил своей угрожающей силы, появилось лишь иной контекст. Шоу «Жестокая Планета» гораздо более футуристично, Eighteen сражает вас наповал, понимаете. Костыль, который я использую на сцене во время исполнения этой песни, делает само шоу еще более угрожающим. И когда вы видите, как я поднимаюсь на сцену с этим костылем, я похож на какого-то чокнутого самурая. Меня пугает исполнение Eighteen. Эта песня буквально пропитана беспокойством, понимаете, и она срабатывала тогда, срабатывает она и сейчас и это смешно, потому что мне 53 года, и я не изображаю из себя одержимого беспокойством, но сам Элис - это достаточно беспокойный персонаж».

    «Я как-то пошел на вечеринку со своей знакомой девчонкой, из моей старой церкви, церкви, в которую, я обычно ходил в детстве. Я в очередной раз приехал в Лос Анжелес, случайно повстречал ее и они пригласили меня на вечеринку, и я сказал, что еще ни разу не выпивал в своей жизни, а она была моей старой подружкой, Джуди Джонс и предложила мне «ну, мол, попробуй». В ответ на это я сказал «конечно», помню, что этим «конечно» было пиво, и я сделал небольшой глоток, «о кей», я отхлебнул еще, «да, все в порядке». После двух банок пива они вынесли меня с этой вечеринки. Теперь я постараюсь вспомнить, группа уже познала, что такое алкоголь, понимаете, они побывали в Лос Анжелесе и уже достаточно хорошо знали этот город. Но они заверили всех присутствующих, мол, не волнуйтесь, когда Винс вернется, все будет о кей, потому что он даст нам фору. И я думаю, что именно с того самого дня в моей жизни не было ни одного дня без пива, до тех пор, пока я не завязал, после чего мне пришлось заново обрести себя!»

    Майкл Брюс - «Я общался со своими дружками, которые приезжали из Аризоны и в то время я ставил эксперименты над собой, пытался есть галюциногенные грибы, и принимал какие-то мистические наркотики, и до поры до времени все было замечательно, мне не хочется рассказывать… я искал некий мир, дикие и безумные деньки вновь проведенные в каньонах, как the Mansons и все эти рок-н-ролльные группы, это была не на что не похожая атмосфера, мы были наивными и молодыми, мы считали, что таким вот образом расширяем горизонты своих музыкальных способностей».

    Нил Смит - «Я думаю, что Деннис как артист, наверное, был самой творческой личностью группы. Музыкально, Глен… да, Глен был бесспорным бунтарем группы, вне всякого сомнения. Я знаю, что у Глена были свои демоны, и он бился с ними всю свою жизнь, и он был в группе моим самым добрым другом».

    Элис - «Понимаете, я и Глен, мы оба вдвоем «убирали» по ящику пива в день. Но при этом прекрасно себя чувствовали, ни разу не пропустили, ни одного шоу. Алкоголь был для меня скоростью, энергией, он не был депрессантом. Перед тем как выйти на сцену я выпивал 6-ти баночную упаковку пива и просто летел, понимаете, я не спотыкался, ничего подобного, но я перекладываю эту вину на Элиса, вы знаете (гримасничает) этого персонажа. И я вижу резкий контраст между трезвым и пьяным Элисом: он был жертвой, а новый Элис, который родился у нас позднее, был более управляемым уродом!».

    «Я могу быть самым уравновешенным человеком в мире, по этой причине зрители считают меня таким больным. Сам Элис очень больной герой. Я сам создал эту его часть. Общество заразило его. Я чувствую себя достаточно хорошо наверно, потому что мне не нужно быть им».

    «Мне нравилась начальная школа; я всегда говорил людям о том, что я был обратной стороной Ферриса Булера. В школе, я занимался бегом. Я довольно часто бегал, и был известной личностью. Мои учителя наказывали меня, когда появлялся мистер Беннет, они буквально затаскивали меня в класс или засовывали в чулан, когда он проходил мимо, потому что у меня были волосы до плеч. И в выпускной год меня в конечном итоге 8 раз выгоняли из школы только из-за этой прически. Но они не смогли бы отчислить меня по причине неуспеваемости, потому что я был отличником и хорошистом, ну, вы понимаете. Я думаю, что они действительно не могли отчислить меня за это. Но это была школа с «мормонскими» понятиями, директор школы, зам директора, да и все остальные учителя были мормонами. Думаю, что это была достаточно строгая школа. Прикольно, что группа Alice Cooper родилась как раз в школе. Думаю, это достаточно забавно. У меня никогда не было проблем в школе. Школа была моим театром, моей ареной. Тупицы, малолетние преступники, «крутые» ребята, студенты художественных колледжей, журналисты, все они также как и я были под контролем, и я был в центре всего этого. Это была идеальная среда для того чтобы стать певцом группы The Earwigs».

    Майкл Брюс - «Я должен сказать, что это была сплоченная группа, и я считаю, что мы всегда были джентльменами, а к нам всегда относились как к людям портящим имущество, но никто не страдал от этого. Мы всегда пытались избегать неприятностей. Понимаете, в то время мы еще жили дома со своими родителями как обычные подростки. И мы ходили домой к родителям Элиса и репетировали у него дома. Единственное что мне не нравилось в этих репетициях это то, что родаки Элиса покрывали кушетку полиметиленовой пленкой, а летом, ты просто прилипал к ней, это было очень неудобно».

    Элис - «Мистер Смит из литературного класса помог нам создать гильотину, потому что приближалось шоу на Празднике Всех Святых и The Earwigs должны были выступать на этом шоу. Так что когда мы самый первый раз поднялись на сцену, там стояла гильотина. Едва ли мы сознавали, что все это предвещает дальнейшее появление Элиса. Но там стояла эта гильотина и мы хохмы ради положили под нее пару детей, понимаете, мы все были в таком похоронном гриме и т. д. Мы искренне не понимали, что эта штуковина в конце концов просто останется с нами. Не важно, каким было это событие, оно оставило на нас глубокое впечатление, но мы прекрасно справились с задачей».

    Дик Вагнер - «Я познакомился с Элисом и Бобом Эзриным в Детройте, на тот момент, он уже был его продюсером. Боб продюсировал и мою пластинку, и они попросили меня прийти и сыграть на пластинке School’s Out. Прежде всего, я был сессионным гитаристом».

    Элис - «Песня School’s Out была хорошо понятна каждому. Все ненавидели или жили школой, но все хотели вырваться из этого учебного института. Если ты мог передать напряжение последних трех минут последнего школьного дня, когда ты сидишь на последнем уроке, а на часах уже 2.57 и в 3 часа ты освободишься от школы на целых три месяца. Я хочу сказать, что если ты можешь передать напряжение в этих трех минутах на пленке, когда звонит школьный звонок, это сродни оргазму. Нам хотелось выразить именно такое чувство, когда дети кричат, это освобождение, это тотальное освобождение и у нас это получилось, это был самый настоящий гимн. И сегодня это национальный гимн каждого последнего школьного дня. Я считаю, что подобного ты достигаешь всего раз в своей карьере, тебе дается всего один шанс. Мы пытались сочинить песню для праздника Хэлоуин, пытались написать рождественскую песню, но преуспели только с этой вещью. «Конец Уроков» - наш шедевр».

    «Альбом Love It To Death был прикольной работой т. к. мы впервые обратились за помощью видео, нам нигде не давали играть вещи с этого альбома, после того как мы совершили прорыв с этой пластинкой, мы поняли что нам просто негде играть эти вещи, кроме программы Midnight Special, это было одно из телешоу, его также крутили по каналу MTV».

    «На сцене, я воплощал истинное лицо Элиса. Я играл этого героя на гастролях Billion Dollar Babies. Я имею в виду, что это был истинный Элис и многое было взято из передачи For President, понимаете, ведь каждый может стать президентом, вот это скандал - я мог бы быть кем угодно, но только не президентом».

    «Антитеза рок-н-ролла - это политика. Я не могу понять, почему группы начинают увлекаться политикой. Я хочу сказать, что для меня рок-н-ролл был создан, для того чтобы убивать политиков, а не помогать им».

    «Между успешными альбомами Love It To Death, Killer, School’s Out, Billion Dollar Babies, была пластинка Muscle Of Love, все эти работы выходили в один период, период постоянной работы. Поэтому кто-то мог сказать: «Завтра же Рождество!» - «О, че правда, что ли?!». Я имею в виду, что дни складывались в недели, недели в месяцы. Мы не врубались где мы, мы гастролировали, мы просто все время вкалывали. И возникали уже рутинные вопросы, по типу: «Что там у нас сегодня?» - «О кей, сегодня ты выступаешь вот на этом шоу, ты будешь делать вот это». Это был настоящий стереотип, который можно видеть сегодня, когда ты смотришь телешоу на котором показывают современную рок звезду. Все так и было. Алкоголь помогал мне осознавать, что время не имеет никакого значения, понимаете, мне удавалось везде успевать. Но вместе с тем, мы всегда были настоящими профессионалами, но вот какой сегодня день, неделя или месяц мне было не важно, как и всем остальным. Все что мы понимали это то, что мы летим в самолете, у нас был свой реактивный самолет, мы летели в очередной город на очередной вечерний концерт. Все остальное было не важно, все кроме 2-х часов проведенных на сцене, вот почему это было так громко».

    «Мы прикалывались над самими собой; мы были самой ненавистной группой в мире, но только не в Англии. Англия понимала все наши приколы. У них было это чувство юмора. Америка была абсолютно лишена юмора. Они совершенно не врубались, им явно не хватало чувства юмора. Они принимали все наши выходки с достоинством, а вот британцы, ну вы понимаете. Это был хард рок, это была хорошая музыка, хорошее шоу, более жуткое место. Чтобы воспринимать все это, вам определенно нужно было иметь чувство юмора. Так что альбом Billion Dollar Babies стал бомбой, мы стали группой № 1 в мире после Битлз и Роллинг Стоунс. Для нас это был самый смешной факт в мире, потому что мы считали себя не достойными уровня Beatles и Rolling Stones, никакого сравнения, если говорить о признании. Billion Dollar Babies, эта пластинка подняла нас на такой высокий уровень, понимаете, они просто швыряли нам эти деньги, буйствовали, ну, вы кинете в нас деньги, для того чтобы посмеяться над собой. Так что это была очень странная шутка, понимаете, а это был очень популярный альбом, альбом № 1!».

    «Дела группы шли в гору, все было замечательно, мы были счастливы, мы все зарабатывали много денег, все смеялись, все прекрасно проводили время. Когда же пришло время записывать следующий альбом… понимаете, у нас уже было два популярнейших альбома, или конечно 4 альбома и все эти работы были большими хитами и вышел альбом Muscle Of Love и у нас в самом деле не было концепции для этого альбома, как это было в случае Billion Dollar Babies и school’s Out. Если честно, то я думаю, что большинству из нас некогда было писать песни, мы написали 10 или 12 песен для Love It To Death, я думаю, что мы рассчитывали на то, что Muscle Of Love будет хитом. И мы не уделили этому альбому достаточного времени как это было с двумя другими альбомами и это было заметно - альбом не попал на первые места, на пластинке были хитовые песни, но она не была такой же грандиозной как предыдущие работы, и я думаю, что все это происходило в тот момент когда группа начала двигаться в других направлениях».

    Нил Смит - «Я осознавал проблему, думаю, что я был озабочен тем, как мне пережить все это. Я вполне осознавал большую проблему с Гленом, понимаете, потому что к тому времени он уже побывал в больнице, а группа, понимаете, потом мы взяли год отпуска и перестали играть вместе. А Элис, понимаете, он страшно пил, так что я не понимаю, что случилось после всего этого».

    Элис - «Я не помню, был ли вообще какой-то веский аргумент. Понимаете, всегда существовали какие-то проблемы, мы всегда разговаривали, орали, кричали, обсуждая ту или иную песню, таков был творческий процесс и от этого было весело, понимаете. Посмеяться над Гленом, потом поржать над Деннисом, а на следующий день поржать надо мной, каждый успевал над кем-то посмеяться. Всех волновало положение Глена, потому что Глен просто не развивался. Похоже, что все делали успехи в своем деле, а Глену просто было по кайфу выкурить сигаретку, выпить чего-нибудь, он не оправдывал наших ожиданий. И все, понимаете, мы все знали, что группа развивается, а Глен был для каждого лучшим другом, так что никогда никто даже и не думал…. Мы могли кричать на него: «Не будешь ли ты так любезен, прийти на репетицию. Ты должен сыграть вот эту партию, ты должен, ты должен выучить вот это», а Глен просто не сделал бы этого, и никогда не было разговоров о том, чтобы уволить Глена, это было равносильно ампутации правой руки. Мы понимали, что мы попали в сеть, и никогда не было разговоров о том, чтобы от кого-нибудь избавиться. Но это было не просто, потому что у Глена определенно были проблемы, я не знаю, алкоголь губил его, чтобы он не делал. Но никто не разговаривал с ним, он просто венл себя вызывающе, и мы не смогли бы заставить его идти вперед, так что я считаю, что группа начала переживать застой, в плане музыки. Я не вину в этом Глена. Я перекладываю вину на многие сложившиеся обстоятельства».

    Деннис Данэвей - «Есть масса различных причин объясняющих распад группы, понимаете, я думаю, что наверно, даже если бы группа сознательно не соглашалась бы с тем, что Элис является ее лидером, тогда, так или иначе, сама публика решила бы так автоматически. Потому что ты просто имеешь обыкновение все упрощать; ты должен выбрать центр группы. Если говорить о распаде группы, то для меня этот распад был настоящим шоком, даже не смотря на то, что я думал о том, что на определенном этапе мы исчерпали себя, нам приходилось так много гастролировать, что мы были просто обязаны остановиться!».

    Элис - «No More Mr. Nice Guy, наверное, это была поп песня, действительно, это была очень популярная запись, она сформировалась после замены хука. Грандиозные первые аккорды в начале песни, это были очень простые аккорды, любой человек мог выбрать эту песню и сыграть ее. Но мне она нравится, понимаете, мне нравится этот хук. Мне нравится записывать рок песни. Насколько тяжелыми не были бы эти вещи, это были поп песни с грандиозной гитарной партией и No More Mr. Nice Guy, была для меня именно такой. Эта песня была почти что данью уважения хуку».

    Дик Вагнер - «Я приехал в Калифорнию, для того чтобы писать песни с Элисом и я привез с собой общепризнанную группу, это была почти таже группа которая принимала участие в записи альбома Rock-n-Roll Animal (альбома Лу Рида), и она превратилась в группу Welcome To My Nightmare. Так, мы приехали в Калифорнию, начали писать песни, и одной из первых написанных нами вещей была песня Only Women Bleed. Это была таже самая песня, которую я проиграл Шепу, я исполнил ее Элису в Лос Анжелесе. И эта баллада была написана в 1968 году, я 7 лет никому не показывал эту вещь, а все потому что лирика была просто ужасной, она мне очень не нравилась. Но я сыграл ему эту песню, и мне и Элису очень понравилась эта мелодия, и из-за того, что это была баллада. Я не знал, нужна ли ему баллада».

    Элис - «Песня Poison появилась на альбоме Trash. Trash в основном рассказывал о сексе. Я пытался сделать так, чтобы каждый альбом о чем-нибудь рассказывал. И Trash конечно рассказывал о сексе. Тогда на сцене появилось множество секс групп, и в тот момент Лос Анжелес продавал весь этот блеск, мы уже в свое время пережили это, наступил следующий этап таких глэм групп как Motley Crue, Bon Jovi, и конечно мы оказались в этом втором круге. И Десмонд Чайлд, нам пришлось связаться с Десмондом, потому что мне очень нравились записи которые он сделал с Bon Jovi, мне нравилось то, что он сочинил с Aerosmith. Мне очень нравились записи всех групп с которыми он в свое время работал, эти песни были как говорится «выше среднего уровня», сами хуки были просто невероятны, таким образом я связался с Десмондом и сказал: «Я хочу выразить все прелести Элиса именно в таком звучании».

    «Мне всегда нравились Aerosmith, хотябы лишь из-за того факта, что обе группы вышли из одной среды, наверно это мы и Aerosmith, наверно мы могли бы записать любую «жаркую» песню на этой планете. Корни обеих групп берут свое начало в танцевальной музыке, понимаете, конечно, они (Aerosmith) не так как мы увлечены театром, но наш рок-н-ролл имеет общую основу. Так появился Десмонд Чайлд и мы начали работать, а он начал сочинять все эти искусные рок песни, но эти песни определенно были тяжелее остальных его вещей, чем песни Bon Jovi. Это были более грубые песни, но Poison была классическим номером среди всех этих вещей. И работая над Poison, мы только на вокалы убили 4-5 дней. Обычно, я записываю вокальные партии за один день, в легкую. А тут на вокалы было потрачено целых 4 дня, со всеми там подпевками, гармониями и диссонансными штучками».

    «Песня Lost In America получилась просто великолепной, потому что в тот раз мы решили записать студийную тему. Я работал над этой вещью в Детройте. Теперь здесь было сопровождение, некая основа, просто совершенно безжалостный 3-х аккордный рок-н-ролл, понимаете. Конечно, эту вещь не просто играть; потому что хорошим музыкантам всегда хочется искусней исполнить ее. Очень трудно играть простой хард рок. Так что в Lost In America, конечно, нам пришлось заставить гитаристов попотеть, потому что я клянусь, эта песня была построена на 4-х аккордах, все очень просто и на Lost In America была один из самых забавных текстов, я так думаю, понимаете, герой песни, парнишка просто хочет найти девчонку с домом, машиной, работой и у ней должно быть дома кабельное телевиденье, ну, вы понимаете, ему просто хочется необходимых вещей в этой жизни».

    Дик Вагнер - «Я считаю Элиса недооцененным артистом, я считаю, его гением и его работы неповторимы, понимаете, если говорить о сочетании театра и рок-н-ролла, и его умении воплощать своего героя в лирике. Он просто потрясающий лирик, и песни Элиса задевали людей, они всегда были актуальны. И эти вещи всегда были отражением бунтаря общества, но бунтаря с глазами и с чувством юмора, ему удавалось это сочетание. Так что я думаю, что его влияние достаточно очевидно, он очень сильно повлиял на новые группы и в целом на рок-н-ролльную сцену».

    Деннис Данэвей - «Я думаю, что многие люди не понимают этого, когда каждый вечер ты играешь в новом городе, народ идет посмотреть на тебя, все (не знаю как сейчас, а тогда уж точно), но все готовы прийти, и они хотят быть полностью раздавленными. Я думаю, что зрителям это нравится, и это еще один негативный фактор повлиявший на алкоголизм Элиса, потому что чем более заядлым алкоголиком он становился, тем больше это нравилось зрителям, таким образом, это как-то стимулировало пьянство, и поэтому все это продолжалось. Но Глен также попал под это влияние, так что они были собутыльниками, что лишь усугубило проблему. Я думаю, что Глен обогнал в этом Элиса».

    Элис - «Я мог умереть 50 раз. Все мои друзья умерли, я имею в виду Джима Моррисона, которого я считал своим другом, Джими Хендрикс, Кейт Мун, Дженис Джоплин. Я могу продолжать этот список до бесконечности».

    Майкл Брюс - «Мне повезло играть с Нилом и Элисом; я 25 лет не играл с Элисом, но мне выпал шанс вновь поиграть с ним на открытии ресторана Cooperstown. Мы поднялись на сцену, и это можно было сравнить с тем чувством, когда ты вновь садишься на велосипед, понимаете, как только ты начинаешь крутить педали… это чувство просто возвращается, понимаете, и мы играли одну песню за другой и это звучало прекрасно».

    Нил Смит - «Влияние Глена было феноменальным и наблюдать за ним полтора года тому назад в Хьюстоне (штат Техас), когда я и Майкл собрались с ним, это было фантастично. И потом через 6 дней узнать о его смерти было невероятно, и я не знаю кого надо благодарить за то, что мы собрались вместе, потому что до этого я с ним не виделся, должно быть, это изменило мою жизнь».

    Майкл Брюс - «Но с его смертью я также почувствовал огромное облегчение, когда бы я, Нил, Элис и Деннис не собрались бы вместе, мы.. у нас больше не было бы вопроса касательно Глена. Возможно, это прозвучит аморально, не то, чтобы я был рад тому что он умер, конечно, нет, я скучаю по нему. И он такой человек, характер, настоящая творческая личность. Но это была не разрешимая ситуация, и такое положение мешало моим отношениям с остальными ребятами».

    Элис - «Конечно, последний год-два я чаще общался с ними, чем это было последние 20 лет. Я никогда не терял контакта с Нилом; Майкл Брюс просто вновь оказался на виду, пока мы занимались подготовкой к выступлению на открытии Cooperstown. Мы все, или трое из нас, стояли вместе на сцене впервые за 25 лет, или 20 лет. И было такое чувство, что былые времена вернулись, я имею в виду, что мы все играли примерно час и я считаю, что Нил, Майк играли просто великолепно, это было весело. Мне жаль, что там не было Денниса, он только что перенес операцию, так что он не смог прийти, но Деннис был бы просто идеален. И конечно же без Глена всегда было какое-то пустое место, понимаете. Глен был сердцем и душой группы Alice Cooper, он был… мне так трудно рассказать о роли Глена. Он был тем другом, которого ты не смог бы спасти, он был мертвым парнем, понимаете, ты просто наблюдал за тем, как он разрушал себя и… с момента нашей самой первой встречи, 30 или 35 лет тому назад. Парень наверно выкуривал по две пачки сигарет и выпивал по 6 упаковок пива Будвайзер каждый день, в течении всей своей жизни. И никогда не было ни одного человека на этой планете, который мог бы поговорить с ним об этом, я имею в виду, что я был одним из его лучших друзей и не было ни единого шанса, я не смог бы обсуждать с ним эту тему. Такой уж он был человек, и он собирался вести такой образ жизни до самой смерти, вот что на самом деле случилось. Но я хочу сказать, что было просто не реально заменить Глена, просто ни один человек на этой земле не смог бы заменить его. Многие группы задали бы нам вопрос: «Как же вам удается оставаться в этом бизнесе?». На что я ответил бы, что ты должен уметь мчаться по этим русским горкам, понимаете. Когда ты летишь вниз, ты не должен сходить с рельс, когда ты повержен, ты должен сознавать, что однажды вернешься снова. И если вы посмотрите, мои пластинки были напичканы хитами. Я всегда рассчитываю на прорыв с популярной пластинкой, понимаете, ты никогда не сидишь сложа руки, ты просто продвигаешься дальше, чтобы оставаться здесь, ты всегда говоришь «Хорошо, давайте вернемся на вершину», таким образом я очень надеюсь на то, что моя следующая пластинка будет такой же популярной как Trash, последний пик моей карьеры».










  • Путешествия

    искать в аптеке
    список лекарств
    искать в аптеке
    список лекарств
    поиск лекарств
    список лекарств на букву ..
    список лекарств на букву ..









    Ссылки



















  • О сайтеАккордыХит-парадПоискУроки ФорумыИщу песню
    ПрограммыСвежачок-сПодпискаСтатьи
    --
    Яндекс.Метрика